Будут ли применяться санкции со стороны полиции?

Российские чиновники о санкциях: либо хорошо, либо никак

Будут ли применяться санкции со стороны полиции?

Ольга Шамина, Елизавета Фохт, Сергей Горяшко Русская служба Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Getty Images

За несколько недель до возможного ужесточения американских санкций глава российского минпромторга Денис Мантуров публично заявил о пользе санкций для России. Но в личных беседах он и другие чиновники, принявшие участие в Гайдаровском форуме в Москве, сдержанно комментировали влияние санкций на себя лично или вовсе старались этой темы избегать.

Основным защитником теории о пользе санкций оказался министр промышленности и торговли России Денис Мантуров. На одной из сессий он убеждал аудиторию в том, что ограничения Запада пошли на пользу российской экономике, способствовали импортозамещению и развитию технологий.

Благодаря санкциям, по словам Мантурова, российская экономика установила 10-летний рекорд: в прошлом году несырьевой неэнергетический экспорт вырос примерно на 19%. Именно благодаря санкциям, компании “активно стали развивать новые проекты, запуская таким образом новое образцы промышленной продукции, новую номенклатуру”, – рассказал министр.

Санкции, по его словам, это скорее вопрос комфорта или дискомфорта. “Я не думаю, что кому-либо комфортно от того, что ты имеешь какие-то ограничения при реализации каких-либо проектов…”, – сказал министр.

Он убеждал собравшихся в том, что со стороны Запада санкции имели не политические, а экономические основания: Россия стала “полноценным конкурентом”, а с помощью санкций страны пытались помочь и поддержать конкретные компании. Но экономический расчет, как считает Мантуров, не оправдался: страны Запада не могли предположить, что импортозамещение в российской экономике будет так быстро развиваться.

Два лагеря

Этими заявлениями российский министр удивил бывшего президента Европейского совета Хермана Ван Ромпея, присутствовавшего на сессии, а также аудиторию зала. Ван Ромпей назвал заявления Мантурова “сюрпризом”. Складывается впечатление, что Россия легко их может преодолеть, с другой стороны санкции всегда связаны с политическими причинами, подчеркнул он.

В ходе сессии аудитория пыталась спорить с министром. Опросы зала показали: большинство считает, что санкции носят политический характер. На сессии вопросов и ответов один из участников назвал разногласия между представителями правительства и залом шизофренией.

Кирилл Дмитриев, глава Российского фонда прямых инвестиций, который работает с иностранными инвесторами, был более сдержан в оценках влияния санкций. По его словам, есть два лагеря по отношению к санкциям. Первый считает, что санкции – это плохо. “И мы считаем, что этот лагерь прав”, – сказал он. К этому лагерю относятся и большинство представителей большого бизнеса, добавил Дмитриев.

Правообладатель иллюстрации Anton Novoderezhkin/TASS Image caption На вопрос, несут ли новые санкции риски лично для него, Денис Мантуров задумчиво ответил, что не знает

Но есть и лагерь, который считает, что нужно ограничивать торговлю и инвестиции в том числе и с помощью санкций. Он полагает, что использование санкций и получение конкурентных преимуществ с помощью санкций – это “крайне негативная и недолгосрочная позиция”, объяснил он.

Среди участников форума была и посол Франции Сильви Бернанн. В разговоре с Би-би-си она отметила, что Париж считает неприемлемыми любые ограничения экстерриториального характера (это, например, санкции, касающиеся дипломатов). Комментировать уже введенные или готовящиеся санкции посол не стала, но отметила, что Франция намерена защитить в России свои интересы.

Кто не хочет говорить о санкциях?

В кулуарах форума чиновники в разговоре один на один предпочли вообще не касаться этой темы. Так, первый вице-премьер Игорь Шувалов в ответ на вопрос о санкциях пошутил: “Я думал, тут рядом со мной студенты оказались”. На просьбу рассказать, как правительство готовится к санкциям и обсуждается ли этот вопрос, Шувалов с улыбкой ответил “без комментариев”.

Курирующая социальный блок вице-премьер Ольга Голодец от ответа на вопрос про санкции ушла. В прямом смысле. Удалилась быстрым шагом в сопровождении сотрудников пресс-службы в закрытую для журналистов зону. Впрочем, до этого она уделила несколько секунд теме своих перспектив в новом правительстве после президентских выборов. Вице-премьер рассмеялась и коротко ответила: “Не ко мне вопрос”.

“А я не знаю”, – задумчиво ответил глава минпромторга Денис Мантуров на вопрос Би-би-си о том, несут ли новые американские санкции риски лично для него.

“Я гражданин Российской федерации и поездки в Америку для меня не принципиальны как для физического лица, – поспешил добавить Мантуров. – Что касается меня как министра, дождемся решения и будем анализировать те санкции, которые будут введены”.

После этого глава минпромторга предпочел ответить на вопросы об автомобилях представительского класса проекта “Кортеж”.

Что мы знаем о новых санкциях?

Президент США Дональд Трамп подписал закон о расширении санкций 2 августа. Документ предусматривает, в том числе, что Вашингтон к февралю подготовит доклад о политиках и бизнесменах России, приближенных к Путину и российской правящей элите. Вероятно, в нем также будут упоминаться члены семей представителей российской элиты.

Включение в доклад не предполагает автоматического попадания под какие-либо ограничения, но, тем не менее, может грозить персональными санкциями. В этом случае предприниматели и политики могут столкнуться с заморозкой активов в США и запретом на въезд в страну. Достаточно высоки и риски репутационных потерь.

Газета “Коммерсантъ” писала, что в “кремлевский доклад” могут попасть 50 человек, а вместе с членами их семей – около 300.

В разговоре с Би-би-си присутствовавший на форуме посол США в России Джон Хантсман рассказал, что документ будет готов к 29 января. При этом он пообещал, что Белый дом намерен “гибко” подойти к вопросу применения санкций против его фигурантов.

Дипломат отказался отвечать на вопрос о количестве фигурантов списка. “Придется подождать, когда информация будет доступна”, – сказал Хантсман.

Кремль ранее обвинял США в том, что Вашингтон, угрожая санкциями, пытается настроить лояльную власти российский бизнес против президента Владимира Путина. Как писала Би-би-си, некоторые представители российской элиты действительно опасаются быть замеченными в “ближнем круге” Путина из-за угрозы попасть под ограничения в США.

Российские власти уже начали предпринимать меры для защиты потенциальных участников нового санкционного списка. Так, в конце декабря президент России Владимир Путин на встрече с бизнесменами объявил о том, что дал поручение выпустить специальные облигации для возвращения капиталов в Россию.

Российский бизнес просил власти о выгодном возврате валютных капиталов в Россию, так как “нервничает” из-за возможных американских санкций, писали ранее “Ведомости” и Рейтер.

Сам Путин в последний раз комментировал тему новых санкций на встрече с руководителями российских информагентств в начале января, однако никакой конкретики в его словах не было: “Мы, конечно, должны будем анализировать и смотреть на то, что произойдет в реалии, в жизни, будет ли что-то сделать реально, что будет сделано. В соответствии с этим и будем реагировать”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-42711348

Оппозиционеры призвали США и ЕС ввести санкции против азербайджанских чиновников

Будут ли применяться санкции со стороны полиции?

Адресные санкции против азербайджанских чиновников должны стать платой за нарушение свободы собраний и за преследование критиков власти, заявил Национальный совет демократических сил Азербайджана.

Как писал “Кавказский узел”, 19 октября силовики разогнали в центре Баку участников несогласованной акции протеста, объявленной Национальным советом демократических сил и партией Народного фронта Азербайджана.

Полиция сообщила о 60 задержанных, 42 из которых были отпущены после предупреждения. Действия силовиков и властей Азербайджана раскритиковали Совет Европы, Европейская служба внешних связей, ПАСЕ и посольство США.

Власти не реагируют на требование общественности расследовать разгон акции протеста и репрессии, говорится в сегодняшнем заявлении Национального совета демократических сил Азербайджана (НСДС).

«После массового насилия со стороны полиции и пыток в отношении лидеров оппозиции на митинге 19 октября НСДС, различные группы азербайджанского общества и международного сообщества обратились к правительству Ильхама Алиева с настоятельным призывом расследовать эти факты. Однако поведение правительства Азербайджана за прошедший период показало, что власти не восприняли эти призывы всерьез», – сказано в поступившем корреспонденту «Кавказского узла» заявлении НСДС.

Ни один из случаев жестокого обращения или пыток со стороны полиции за период с 19 октября не был официально расследован, подчеркивается в документе. «Власти ведут себя вызывающе и демонстративно игнорируют  призывы местной и международной демократической общественности даже после многочисленных требований к властям прекратить давление на оппозицию и расследовать пытки», – отмечает НСДС.

Активисты приводят угрозы со стороны силовиков в адрес отбывающего административный арест члена координационного центра Совета движения Тофига Ягублу за его оппозиционную деятельность.

«Таким же угрозам были подвергнуты многие члены партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА), арестованные в административном порядке в связи с митингом 19 октября. От них требовали публично отказаться от политических взглядов, в противном случае угрожая «большими неприятностями».

Давлению и шантажу подвергся даже совсем молодой активист и журналист Шамистан Хазиев», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» глава НСДС Джамиль Гасанли.

Он отметил, что, несмотря на призывы пересмотреть решения об арестах апелляции активистов в вышестоящих судебных инстанциях не были удовлетворены. «Более того, двум оппозиционерам – зампреду ПНФА Сеймуру Хази и активисту Ниджату Низамову – сроки ареста были увеличены с 15 до 30 суток», – отмечается в заявлении НСДС.

Системное давление на руководство НСДС продолжается, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» член координационного центра Совета, глава ПНФА Али Керимли. «Власти используют различные методы давления и морального террора против руководителей НСДС.

Член координационного центра Национального совета, известный юрист Видади Миркамал в частности подвергся шантажу со стороны [силовиков], которые угрожали распространить видео, компрометирующее его.

У другого члена Координационного центра НСДС Гюльтекина Гаджибейли в результате кибератаки была повторно захвачена страница в , ее база данных уничтожена, десятки тысяч подписчиков заблокированы», – рассказал Али Керимли.

Власти продолжали нарушать свободу собраний и не согласовали 10 ноября акцию протеста партии «Мусават» в черте города, а ее пикет 12 ноября был жестко разогнан, отмечено также в заявлении НСДС. 

«Национальный совет демократических сил призывает народ Азербайджана публично протестовать против массового насилия и пыток со стороны полиции, а международное сообщество – занять более решительную позицию, чтобы побудить официальный Баку расследовать случаи насилия и пыток со стороны силовиков.

 Национальный совет считает, что международное сообщество, в частности США и Европейский союз, должны ввести адресные санкции против должностных лиц, которые нарушают права человека, санкционируют и применяют пытки в Азербайджане.

Национальный совет призывает международное сообщество постоянно вести мониторинг за насилием со стороны полиции в Азербайджане и регулярно контролировать соблюдение правительством своих обязательств», – сказано в заявлении НСДС.

Координатор Союза «За свободу политзаключенных Азербайджана» (ССПЗА) Эльшан Гасанов также считает необходимым введение санкций против тех, кто «жестоко подавляет права человека, пытает людей, фальсифицирует уголовные и административных дела, политически мотивированные приговоры».

«Нарушители прав человека должны знать, что их деяния не останутся безнаказанными, против них будут применены санкции – визовые, имущественные. В противном случае безнаказанность будет поощрять их к новым преступным деяниям», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» Эльшан Гасанов.

Эксперты скептически оценивают перспективы введения санкций

В реалистичности введения санкций против властей Азербайджана сомневается глава Института общественной политики, выпускник Гарвардского университета Бахтияр Гаджиев.

“Призывы к санкциям против властей Азербайджана звучали и в прошлом. Но сейчас Западу не до прав человека в Азербайджане. У США и ЕС много международных проблем, у них противоречия между собой.

Сейчас в ЕС происходит смена состава Европейской комиссии. Запад не станет применять санкции против Азербайджана, пока не пострадают их геополитические и энергетические интересы.

А с этим у них проблем нет», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» Бахтияр Гаджиев.

Он напомнил, что Азербайджан предоставляет свое воздушное пространство для полетов НАТО в Афганистан, реализует крупный проект Южного газового коридора по доставке природного газа с Каспийского бассейна в Европу в обход России. «С другой стороны, в мусульманском Азербайджане действуют принципы светского государства с формальными институтами по модели европейских демократий», – добавил Бахтияр Гаджиев.

Член Азербайджанского национального общественного комитета по евроинтеграции Тогрул Джуварлы также скептически оценивает перспективы введения санкций в Азербайджане.

«Администрация Дональда Трампа так и не сформировала конкретный политический курс в отношении региона Южного Кавказа.

Если предыдущие администрации хотя бы декларировали поддержку демократии на постсоветском пространстве, то сейчас определенной последовательной линии нет.

Госдеп, конечно, реагирует на конкретные случаи злостного нарушения прав человека, но целостной последовательной политики нет. Администрация Трампа с самого начала сосредоточила внимание на других регионах», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» Тогрул Джуварлы.

По его словам, в Европе принципиальную позицию в вопросах прав человека занимает больше Европарламент. «Еврокомиссия же старается не портить совсем отношения с Баку, дабы сохранить Азербайджан в фарватере программы «Восточное партнерство».

Кроме того, в Евросоюзе многие государства, и в частности бывшие страны социалистического лагеря, предпочитают поддерживать с Азербайджаном хорошие отношения с учетом их интереса к поставкам углеводородов и инвестиций из Азербайджана», – сообщил Тогрул Джвуарлы.

Напомним, 9 ноября активисты в Азербайджане призвали Комитет ООН против пыток и Комитет Совета Европы против пыток и бесчеловечного обращения вмешаться в ситуацию с участившимися случаями произвольных арестов и пыток над участниками мирных протестов в стране. 15 ноября активисты движения AND провели в Страсбурге пикет, потребовав от властей Азербайджана освобождения политзаключенных и соблюдения свободы слова и собраний. Сотрудники азербайджанского представительства в ПАСЕ не вышли к протестующим.

Отметим, что власти Азербайджана отрицают наличие проблем с правами человека и считают критику предвзятой.

Новости о преследовании активистов, правозащитников и журналистов в регионах Кавказа “Кавказский узел” публикует на тематической странице “Преследование активистов”. Также “Кавказский узел” опубликовал справку “Преследование правозащитников и гражданских активистов в Азербайджане”.

Фаик Меджид; источник: корреспондент “Кавказского узла”

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/342446/

Базовый прогноз: негативный

Будут ли применяться санкции со стороны полиции?

Эксперты Российского совета по международным делам (РСМД) подготовили доклад о санкциях в отношении России, проанализировав итоги 2018 года и сделав прогноз на 2019 год. Из документа следует, что санкционное давление на Россию будет расти. Степень этого давления будет зависеть от целого ряда политических и правовых факторов, которые проанализированы в докладе.

Доклад о санкциях подготовлен программным директором РСМД Иваном Тимофеевым и экспертом совета Владимиром Морозовым. Отметив, что 2018 год прошел «в режиме эскалации санкций против России», они предположили: «В 2019 году давление на Россию будет увеличиваться».

«Мы характеризуем базовую тенденцию как самоусиление и самовоспроизводство санкций в силу накопленной правовой базы, крайне низкой вероятности разрешения политических противоречий и высокой чувствительности к провокационным действиям и событиям»,— поясняют авторы.

По их мнению, в сложившейся обстановке локальные и периферийные кризисы могут иметь непропорционально высокие последствия.

Эксперты отмечают, что к 2018 году политика санкций против России обрела несколько важных тенденций:

  1. Санкции против России носят разноскоростной режим. Усиливается разрыв политики США и ЕС в отношении России. Со стороны США наблюдается экспоненциальная эскалация антироссийских санкций. Со стороны ЕС — последовательное выполнение ранее принятых решений по «украинскому пакету» при ограниченном наращивании санкций.
  2. Санкции оказывают прямое или косвенное воздействие на партнеров России, таких как Китай, Индия и другие. Наблюдаются разные подходы правительств и частного бизнеса к санкциям против России в странах-партнерах: правительства критикуют санкции, тогда как частный бизнес вынужден приспосабливаться к санкционному режиму США и в целом выполнять его.
  3. Российское правительство предпринимает шаги по адаптации к санкциям. Сохраняются возможности для работы на российском рынке иностранных компаний, создаются новые механизмы для международных экономических связей в обход санкций, используются точечные контрсанкции. Вместе с тем предотвращение влияния санкций на Россию остается крайне сложной задачей в силу значительной асимметрии экономических потенциалов в сравнении со странами—инициаторами санкций, а также доминированием США в мировой финансовой системе.
  4. Растет давление американских санкций на другие страны. В числе ключевых индикаторов — выход США из иранской ядерной сделки и возобновление санкций против Тегерана. На этом фоне обозначились разногласия между США и ЕС. Брюссель принимает меры по защите бизнеса из стран ЕС, а также рассматривает возможности долгосрочных решений по повышению роли евро в мировых расчетах.
  5. Крупный международный бизнес сохраняет приверженность требованиям американских регуляторов и санкционного законодательства США независимо от страны происхождения бизнеса и политических позиций национальных правительств. В руках США сохраняется мощный рычаг воздействия на бизнес путем использования санкций.
  6. Нарастает политическая неопределенность, в которой обостряются кризисные ситуации. Они порождают новые санкции, особенно в случаях низкой эффективности дипломатии и ограниченных возможностей по применению военной силы. «Дело Скрипалей», применение химического оружия в Сирии, ситуация вокруг «вмешательства в выборы» и инцидент в Азовском море показывают уязвимость к локальным кризисам и порождают «автоматизм» политики санкций.

Применение санкций против России в 2019 году, как сказано в докладе, будет определяться рядом политических и правовых факторов. В числе политических:

  • Ситуация на Украине, риски эскалации конфликта на Донбассе, провокаций в Азовском и Черном морях, на границах с Крымом. Базовый прогноз по Украине на 2019 год предполагает снижение стабильности в Донбассе, ухудшение отношений с Киевом, дальнейшую деградацию минских соглашений. По мнению экспертов, выросла вероятность резкого обострения ситуации из-за инцидентов и провокаций военного характера. Секторальные санкции против России по «украинскому пакету» в 2019 году сохранятся. При постепенном ухудшении российско-украинских отношений, расширение санкций коснется лишь списков российских физических и юридических лиц.
  • Ближний Восток. Основные риски, как следует из обзора, связаны с ситуацией в Сирии и вероятностью провокаций с использованием химического оружия. Тем не менее базовый прогноз состоит в том, что сирийская проблематика не приведет к радикальному усилению санкций против России. Их наращивание может ограничиться точечными мерами со стороны США против отдельных российских физических и юридических лиц.
  • Внутриполитическая ситуация в США и в ЕС. Базовый прогноз экспертов РСМД состоит в том, что, несмотря на общее снижение остроты темы вмешательства в 2019 году, она с «задержкой» получит отражение в законодательстве с перспективой серьезной эскалации санкций вплоть до новых секторальных ограничений. Специалисты ожидают новых ограничений со стороны США против энергетического и финансового секторов. Введению таких рестрикций будут содействовать дискуссия о возможном импичменте действующего президента и старт избирательной кампании в конце 2019 года.
  • В ЕС фактор «российского вмешательства» будет носить менее критичный характер. Базовый прогноз экспертов: сохранение темы в информационном поле при отсутствии новых значительных санкций по данной тематике.
  • Политический «черный лебедь». В 2018 году среди «черных лебедей» пальму первенства авторы отчета уверенно отдают «делу Скрипалей». Инцидент в Солсбери, по их словам, не привел к формированию механизмов кризисного регулирования, способных справляться с такими проблемами. Более того, он создал почву для новых инцидентов. Эксперты оценивают риски «нового Солсбери» в 2019 году как высокие. Эскалация санкций на этом фоне будет касаться расширения списка физических и юридических лиц, модификации законов (в особенности в США), а также действий исполнительной власти США против предполагаемых «виновных».

В числе правовых факторов составители доклада отмечают нормативные документы, само существование которых предполагает законодательные, правоприменительные или исполнительные действия в 2019 году:

  • Имплементация закона PL 115–44 (CAATSA). В зоне наибольшего риска — «Северный поток-2» и российский военно-промышленный комплекс, хотя закон потенциально может затронуть значительно более широкий круг вопросов.
  • Имплементация закона PL 102–182 от 4 декабря 1991 года. «О контроле и уничтожении химического и биологического оружия». Речь может пойти о запрете финансовым институтам США кредитовать Россию (что и так ограничено секторальными санкциями), сворачивании экспорта и импорта (который и так невелик) или отказе для полетов российских авиакомпаний в США (что невыгодно самим американцам). Однако в США, по прогнозу авторов доклада, может быть поставлен вопрос о доработке закона, либо его нормы в измененном виде будут инкорпорированы в новое санкционное законодательство против России, в частности DASKAA и DETER. Основное направление доработки норм закона — акцент на их экстерриториальном характере.
  • Обсуждение в конгрессе законопроектов DETER и DASKAA. Принятие нового санкционного законодательства в развитие законов PL 115–44 и PL 102–182. Эксперты РСМД рассматривают принятие новых более жестких американских законов в отношении России как базовый прогноз. Основной проблемой для России станет перспектива усиления санкций против энергетического и финансового секторов. Полное эмбарго энергетического сектора и санкции против обязательств российского суверенного долга потенциально нанесут вред и американскому бизнесу, что может потребовать более мягких формулировок. Принятие закона в текущем виде приведет к шоку на российском фондовом рынке. В качестве базового прогноза авторы доклада рассматривают более мягкие формулировки.
  • Имплементация указа президента №13848. Указ обязывает разведку США дать заключение о вмешательстве в промежуточные выборы в Конгресс. На основе заключения могут вводиться персональные, а затем секторальные санкции. Базовый прогноз экспертов подразумевает высокую вероятность того, что Россия будет обвиняться в попытки вмешаться в промежуточные выборы ноября 2018 года, хотя конкретные случаи будут характеризоваться как малочисленные и эпизодические. Возможные персональные санкции. Секторальные санкции по данному указу, по мнению авторов обзора, маловероятны.
  • Дальнейшее использование указов президента №13660, №13661, 1№3662 и директив к нему. Как и другие действующие нормы, данные указы будут, как поясняют эксперты, применяться в качестве «санкций за нарушение санкций». Речь идет о применении штрафов Минфина США к компаниям—нарушителям санкционного режима. В 2018 году появился первый случай урегулирования претензий Минфина по нарушению санкций «украинского пакета» (случай компании Cobham). В будущем число таких случаев будет, как следует из доклада, нарастать.

Авторы напоминают, что сейчас против России действуют санкции 37 государств.

Елена Черненко

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3841692

Госдепартамент США раскрыл детали второго пакета санкций, введенных против России в связи с инцидентом в Солсбери в марте прошлого года.

“Сегодня, в соответствии с Законом о контроле над химическим и биологическим оружием 1991 года (CBW Act), Соединенные Штаты объявляют о втором раунде санкций в отношении России за применение нервно-паралитического вещества «Новичок» при попытке убить Сергея Скрипаля и его дочь Юлию Скрипаль в Соединенном Королевстве 4 марта 2018 года. Этот акт поставил под угрозу тысячи жизней в Солсбери и Эймсбери и привел к госпитализации Скрипаля, британского офицера полиции, а также двух гражданских, один из которых впоследствии умер от контакта с субстанцией”, – говорится в твиттере американского ведомства.

Согласно официальному документу, новый этап ограничений включает следующие пункты.

Во-первых, отныне США будут препятствовать предоставлению любого кредита, финансовой и технической помощи в рамках международных финансовых институтов, таких как Всемирный банк и Международный валютный фонд.

Во-вторых, американским банкам будет запрещено участвовать в первичной продаже суверенного долга не в рублях и предоставлять нерублевые кредиты российскому правительству.

В-третьих, правила лицензирования экспорта в Россию американских товаров и технологий будут ужесточены.

Нюансы

Новые экспортные меры, согласно документу, вводятся в отношении товаров и технологий, которые контролируются Министерством торговли в рамках борьбы с распространением химического и биологического оружия.

Лицензии на продажу таких товаров государственным или финансируемым государством субъектам в России будут подлежать политике “презумпции отказа”.

По следующим статьям экспорта решения будут приниматься индивидуально в каждом конкретном случае:

– экспорт, необходимый для проведения космических полетов;- экспорт, необходимый для обеспечения безопасности эксплуатации коммерческой пассажирской авиации;- экспорт, предназначенный для гражданских конечных пользователей;

– экспорт для 100% американских “дочек” и других иностранных компаний в России.

Комментируя второй пункт, РБК назвало эту ситуацию “частичными санкциями против суверенного долга России”. “Американские банки больше не смогут покупать валютные еврооблигации правительства России на первичных размещениях,… однако американским инвесторам ничто не помешает купить российские евробонды после начала их обращения на рынке”, – говорится в публикации.

Издание полагает, что американские банки могут полностью покинуть этот рынок “во избежание репутационных и санкционных рисков”. По данным Банка международных расчетов (BIS), американским банкам на конец марта 2019 года принадлежали обязательства “официального сектора” России на 3,32 миллиарда долларов.

“Разбивки по тому, сколько из этих обязательств номинировано в иностранных валютах, BIS не предоставляет”, – пишет РБК.

“Мощный международный ответ”

Как и в случае с первым санкционным раундом, нынешние меры вступят в силу через пятнадцать дней после уведомления Конгресса и будут действовать в течение как минимум 12 месяцев, говорится в публикации.

По словам пресс-секретаря Госдепартамента Хизер Науерт, речь идет о ситуации, в которой Россия “применила химическое оружие в нарушение международного права… против собственных граждан”.

Британское правительство приветствовало этот шаг со стороны Вашингтона.

“Мощный международный ответ на применение химического оружия на улицах Солсбери посылает России недвусмысленный сигнал о том, что ее провокационное и безрассудное поведение не останется безнаказанным”, – говорится в заявлении МИД Соединенного Королевства.

“Вопиющее использование химического оружия в Европе”

Накануне чиновник американской администрации заявил, что причина введения новых санкций – отказ Москвы гарантировать неприменение химического и биологического оружия, Соответствующее требование Вашингтон выдвинул, когда принимал первый пакет санкций в августе 2018 года.

Согласно ультиматуму, Москва должна была отказаться от химоружия и допустить международных экспертов ООН на свои химические объекты. Соответствующее требования и санкции предусмотрены законом 1991 года о контроле за химическим и биологическим оружием.

До недавнего времени единственными странами, против которых Вашингтон применял этот закон, были Сирия и КНДР.

Меры, принятые в рамках первого раунда санкций по делу Скрипалей, предусматривали запрет на продажу оружия, финансирование оружейных сделок, экспорт товаров и технологий двойного назначения, поставок лазерного оборудования, специализированных технологий добычи нефти и газа, а также предполагали отказ от кредитования со стороны государственных структур США.

Меры, принятые в рамках первого раунда санкций по делу Скрипалей, предусматривали запрет на продажу оружия, финансирование оружейных сделок, экспорт товаров и технологий двойного назначения, поставок лазерного оборудования, специализированных технологий добычи нефти и газа, а также предполагали отказ от кредитования со стороны государственных структур США.

По данным Politico, Трамп не спешил вводить нынешний пакет мер, однако вынужден был сделать это под давлением двухпартийного консенсуса в Конгрессе.

В начале этой недели лидеры комитета по иностранным делам Палаты представителей демократ Элиот Энгель и республиканец Майкл Маккол направили в Белый дом письмо, в котором напомнили, что, согласно закону, второй раунд санкций необходимо было применить в течение трех месяцев после инцидента, однако, напомнили они, “после нападения прошло более года”. “Поэтому мы настоятельно призываем вас принять немедленные меры для привлечения России к ответственности за вопиющее использование химического оружия в Европе”, – говорилось в обращении к Трампу. Авторы призыва предупредили, что “неспособность администрации отреагировать на открытую агрессию России недопустима и потребует от Конгресса корректирующих действий”.

Как отмечает NYT, санкции были введены в четверг – на следующий день после телефонного разговора с Трампа с Владимиром Путиным. “Это был короткий, но хороший разговор”, – заявил американский лидер. По данным Белого дома, стороны обсудили вопросы стратегического ракетного договора. В Кремле сообщили о том, что президент США предложил Путину помощь в тушении лесных пожаров.

Предыстория

Госдепартамент совместно с Министерством финансов США подготовили документ о втором пакете санкций еще в конце марта. С тех пор он ожидал подписи президента.

Меры, принятые в рамках первого раунда санкций по делу Скрипалей, предусматривали запрет на продажу оружия, финансирование оружейных сделок, экспорт товаров и технологий двойного назначения, поставок лазерного оборудования, специализированных технологий добычи нефти и газа, а также предполагали отказ от кредитования со стороны государственных структур США.

Второй санкционный пакет планировалось ввести еще в ноябре 2018 года. Данный пакет, как сообщалось, должен был включать снижение уровня дипломатических отношений, запрет авиакомпаниям летать в США и сокращение до минимума взаимной торговли.

Как утверждалось, речь может идти о фактическом российско-американском торговом эмбарго, включающем запрет на поставки американских американских авиационных турбин в Россию.

У Трампа была возможность выбрать конкретные меры среди различных вариантов, и он остановился на ограничениях финансового характера.

По данным Bloomberg, введение второго пакета мер по “делу Скрипалей” было отложено до завершения расследования спецпрокурора США Роберта Мюллера о вмешательстве России в выборы и предполагаемого сговора Трампа с Кремлем.

Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были отравлены 4 марта с помощью изготовленного в российской лаборатории нервно-паралитического яда “Новичок” (А-234) в английском городе Солсбери. По данным британских властей, непосредственное покушение совершили два агента российской военной разведки под псевдонимами “Александр Петров и “Руслан Боширов”.

Путин назвал их “гражданскими лицами”, которые, по его словам, известны российским властям. Сами они называли себя “туристами”. В знак протеста против происшествия в Солсбери около 30 стран выслали более 150 российских дипломатов.

США и Евросоюз ввели персональные санкции против представителей российской разведки, причастной, по данным западных спецслужб, к инциденту в Солсбери.

В результате применения “Новичка” в Солсбери, помимо Скрипалей, серьезно пострадал местный житель Чарли Роули, который до сих пор жалуется на ухудшающееся здоровье. Его подруга Дон Стёрджес скончалась от контакта с “Новичком”. Лондон обвинил Москву в химической атаке против Великобритании и убийстве ее гражданина.

Российские власти неоднократно отрицали соответствующие обвинения.

Источник: http://newsader.com/54341-ugroza-tysyacham-zhizney-gosdepartamen/

Уголовная ответственность за неправомерное применение сотрудниками полиции физической силы, специальных средств и (или) огнестрельного оружия

Будут ли применяться санкции со стороны полиции?

Применение специальных мер воздействия должно осуществляться на основе четкой правовой регламентации и в строгом соответствии с законом.
На практике в определенных случаях возникают вопросы уголовно-правовой квалификации неправомерного применения сотрудниками физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (далее – Закон «О полиции»), полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обес­печения общественной безопасности.

Для выполнения стоящих перед сотрудниками полиции задач они наделены правом применения государственного принуждения, осуществляемого от имени государства.

Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия является достаточно распространенным средством принуждения, применяемым сотрудниками полиции для защиты личности, интересов общества и государства от противоправных посягательств.

С одной стороны, при их применении сотрудники полиции глубоко вторгаются в сферу основных, закрепленных Конституцией Российской Федерации прав граждан, т.к. это сопряжено с высоким риском наступления тяжких и необратимых последствий, вплоть до лишения человека жизни.

С другой стороны, это действенные средства защиты законных интересов правопослушных граждан и сотрудников органов внутренних дел от общественно опасных посягательств со стороны лиц, сознательно и грубо нарушающих закон. Поэтому применение данных мер воздействия должно осуществляться на основе четкой правовой регламентации и в строгом соответствии с законом. Несоблюдение сотрудниками полиции соответствующих нормативных правовых предписаний в ряде случаев может повлечь уголовную ответственность.

Как свидетельствует судебная практика, в преимущественном большинстве случаев применению подлежит ч. 3 ст. 286 УК РФ, предусматривающая ответственность за превышение должностных полномочий, совершенное:

– с применением насилия или с угрозой его применения (п. «а»);

– с применением оружия или специальных средств (п. «б»);

– с причинением тяжких последствий (п. «в»).

В соответствии с диспозицией ст. 286 УК РФ под превышением должностных полномочий понимается совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» к случаям превышения лицом своих должностных полномочий в том числе относит совершение им при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

– могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, где отсутствовали правовые основания для этого);

– никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (например, нанесение побоев или причинение вреда здоровью задержанному лицу). Данная форма превышения может составлять самостоятельную форму только при условии, что оно допущено в момент наличия властных отношений между сотрудником полиции и потерпевшим.

При решении вопроса о том, совершило ли должностное лицо действия, которые явно выходят за пределы его полномочий, необходимо в первую очередь определить эти пределы, т.е. установить объем предоставленных лицу прав и обязанностей, которые закрепляются в различных нормативных правовых и иных актах. В п.

22 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по этому поводу отмечается, что при рассмотрении уголовного дела о превышении лицом должностных полномочий необходимо выяснить, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности этого должностного лица, с приведением их в приговоре и указывать, превышение каких из этих прав и обязанностей вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

Кроме того, применительно к п. «б» ч. 3 ст.

286 УК РФ Пленум Верховного Суда Российской Федерации указывает, что отграничивая превышение должностных полномочий, совершенное с применением оружия, специальных средств от правомерных действий должностных лиц, следует учитывать, что основания, условия и пределы применения специальных средств и огнестрельного оружия определены в соответствующих нормативных правовых актах Российской Федерации (например, в законе «О полиции»).

Превышение должностных полномочий имеет место только в том случае, когда совершаемые лицом неправомерные действия связаны с осуществлением им своей служебной деятельности, когда в отношениях с потерпевшими лицами сотрудник полиции выступает именно как должностное (официальное) лицо.

В иных случаях он может нести ответственность по другим статьям УК РФ, но не за должностное преступление.

Так, например, сотрудник полиции, незаконно применивший вверенные ему специальные средства или огнестрельное оружие в конфликте, который возник на почве личных неприязненных отношений, вне какой-либо связи с возложенными на него служебными обязанностями, несет уголовную ответственность на общих основаниях в зависимости от причиненного вреда – по ст. 116 УК РФ «Побои», ст. 115 УК РФ «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», ст. 112 УК РФ «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», ст. 105 УК РФ «Убийство».

Следует отметить, что не во всех случаях неправомерного применения сотрудниками полиции физической силы и (или) специальных средств подлежит применению ст. 286 УК РФ.

Если превышение должностным лицом своих полномочий было выражено в принуждении к даче показаний со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, соединенном с применением насилия, издевательств или пытки, вменяется норма об ответственности за принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ).

В то же время ст. 286 УК РФ в ряде случаев является специальной нормой по отношению к нормам, имеющим общий характер. Например, Президиум Верховного Суда РФ исключил из приговора указание на осуждение лица по п.

«г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, поскольку ответственность за незаконное лишение человека свободы, совершенное должностным лицом, установлена п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст.

127 УК РФ не требуется.

Отдельное внимание следует уделить вопросам уголовно-правовой оценки применения сотрудником полиции физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в состоянии необходимой обороны, то есть при защите своих интересов или интересов других лиц от общественно опасных посягательств, а также при задержании лица, совершившего преступление.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г.

№ 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», на сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, которые в связи с исполнением своих служебных обязанностей могут принимать участие в пресечении общественно опасных посягательств или в задержании лица, совершившего преступление, распространяются положения ст. 37 и 38 УК РФ, предусматривающие условия правомерности причинения вреда в состоянии необходимой обороны и при задержании лица, совершившего преступление. Причем следует акцентировать внимание на том, что правила вышеуказанных статей УК РФ применяются и в том случае, если сотрудник полиции действует в нарушение требований иных нормативных правовых актов, например, ст. 22 или 23 Закона «О полиции», предусматривающих запреты и ограничения, связанные с применением специальных средств и огнестрельного оружия.

При этом, если в результате превышения пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, указанные лица совершат убийство или умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное ими при наличии соответствующих признаков подлежит квалификации по ст. 108 или 114 УК РФ.

Не влечет уголовной ответственности умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства.

Обобщая изложенное, последствия применения сотрудниками полиции физической силы, специальных средств и (или) огнестрельного оружия схематично можно представить в виде таблицы.

Источник: http://ormvd.ru/pubs/102/criminal-liability-for-misuse-by-police-officers-of-physical-force-special-means-and-or-firearms

Санкции США: кого коснутся новые ограничения

Будут ли применяться санкции со стороны полиции?

Минфин США выпустил директиву, которая разъясняет применение новых санкций против суверенного долга России.

Новые санкции США накладывают ограничения на участие американских банков на первичном рынке евробондов РФ, однако они коснутся госкомпаний, а также вторичного рынка суверенного долга. Такие объяснения предоставило Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) министерства финансов США.

Ранее госдепартамент США сообщил, что американским банкам будет запрещено участвовать на первичном рынке российского суверенного долга, номинированного не в рублях, а также кредитовать в валюте российское правительство.

«Директива запрещает банкам США участвовать в первичном рынке не выраженных в рублях суверенных долговых обязательств России, а также нерублевое долговое финансирование американскими банками»,

— сообщили в минфине.

Кроме того, в рамках вводимых ограничений США выступают «против предоставления займов, а также финансовой или технической помощи России международными финансовыми институтами, такими как Всемирный банк или Международный валютный фонд».

Согласно пояснениям, суверенным долгом считаются долговые бумаги, выпущенные министерством финансов РФ и другими министерствами, а также любым агентством или суверенным фондом РФ, ЦБ РФ. При этом к суверенным заемщикам не относятся государственные компании, указано в директиве.

Таким образом, Россия не сможет привлекать банки США к размещениям валютных еврооблигаций. На покупки же на вторичном рынке эти ограничения на распространяются.

Новые санкции распространяются не только на классические банки США, но и на инвесткомпании, клиринговые и трастовые компании, брокеров и дилеров ценных бумаг, дилеров товарных фьючерсов и опционов, торговцев валютой и так далее. Кроме того, ограничения распространяются на зарубежные филиалы американских банков, а также на дочерние компании зарубежных финансовых институтов в США.

Санкции ограничивают Россию в выпуске новых еврооблигаций в долларах США, поскольку долларовые платежи проходят через банк-корреспондент, а банки не могут участвовать в первичных размещениях российских валютных госбумаг.

1 августа президент США Дональд Трамп подписал указ о введении второго этапа санкций против России за инцидент в Солсбери. Указ касается процедуры введения ограничительных мер в отношении страны, нарушившей американский закон о контроле над химическим и биологическим оружием и запрете его применения от 1991 года.

Этот же закон стал юридическим основанием для введения против России первого пакета санкций по «делу Скрипалей» в конце августа 2018 года.

Новые санкции будут действовать как минимум год.

«Санкции могут быть сняты только после этого 12-месячного периода, если исполнительная ветвь власти установит и удостоверит конгресс в том, что Россия выполнила ряд условий», которые указаны в законе Соединенных Штатов о контроле над химическим и биологическим оружием и запрете его применения от 1991 года, обратила внимание представитель Госдепартамента.

В частности, чтобы снять санкции, Москве необходимо «предоставить надежные гарантии того, что она не готовится применить химическое оружие». Помимо этого, российская сторона должна заверить США, что в дальнейшем не будет использовать химоружие, а также «позволит международным инспекторам проверить эти заверения».

Также для снятия ограничительных мер, как заявили в Госдепартаменте, Россия должна произвести «выплату компенсаций жертвам нападения в Солсбери».

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов заявил, что

Россия может спокойно обойтись без американских займов, а компании и бюджет могут удовлетворить потребности в заемных ресурсах на внутреннем рынке.

По его словам, российская экономика в последние годы доказала устойчивость к внешним ограничениям.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова отметила, что несмотря на «откровенную провокацию» в деле об отравлении Скрипалей, инцидент во второй раз используют как предлог для антироссийских санкций.

«Власти США уже давно ограничили свои банки в выдаче кредитов и препятствуют взаимодействию России с международными финансовыми институтами развития, равно как заблокировали продажу многих технологий и товаров. Ничего особенно нового в этом нет»,

— заявила Захарова.

В посольстве России в Лондоне указали, обвинения без доказательств и улик послужили причиной введения санкций. Британские власти так и не представили результаты официального расследования в Солсбери, указали в дипмиссии.

В начале марта 2018 года в британском Солсбери в тяжелом состоянии были обнаружены экс-сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия. Экс-премьер Велкобритании Тереза Мэй заявила, что Скрипали были отравлены нервнопаралитическим веществом «Новичок», разработанным в России. В Москве отвергли эти обвинения.

Новый глава МИД Великобритании Доминик Рааб заявил, что ведомство приветствует введение Вашингтоном нового пакета санкций против России в связи с «делом Скрипалей».

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/08/04/12555517.shtml

Сфера закона
Добавить комментарий