Дочь отправляют в другой город

Как отпустить ребёнка учиться в другой город, если ему 15 лет

Дочь отправляют в другой город

Тем, что ребёнок поступает в иногородний вуз после 11 класса, родителей уже не испугать. Куда сложнее отпустить подростка в другой город, если ему 13-15 лет, — например, в лицей или колледж. Для спецпроекта с WorldSkills Russia Полина Славянская поговорила с родителями, дети которых учатся вдали от дома. Некоторые имена героев изменены по их просьбе.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Ярослава, мама Павла (уехал из Обнинска в Москву в 15 лет)

После восьмого класса Паша съездил в профильный лагерь и вернулся со словами: «Я хочу в школу с более сильной математикой». Но куда? Физико-техническая гимназия, в которой он тогда учился, была одной из лучших в городе.

Вот мы и начали искать варианты в Москве. Переезжать всей семьёй не хотелось, поэтому выбрали школу с проживанием — СУНЦ при МГУ.

В марте Паша написал первый тур вступительных испытаний, а в июне поехал в летнюю школу, где сдал экзамены второго тура. В итоге прошёл.

Паша перескакивал один класс в школе, поэтому он на год младше своих одноклассников. Маленький. И мы с Пашиным папой совсем не были уверены, что сын сможет жить самостоятельно и при этом успешно заниматься.

В общежитии уже невозможно закрыть дверь в свою комнату, остаться в одиночестве и отдохнуть как дома. Другой повод для беспокойства — электричка. Обнинск в 100 километрах от Москвы, люди едут разные.

Если бы не СУНЦ, ещё бы год точно его одного не отпускала.

СУНЦ МГУ

Но ничего — мы ему часто звоним, спрашиваем, как у него дела. Один раз узнали, что Паша слёг с температурой 38. Дома я ловлю его болезнь на подлёте: сразу постельный режим, малина, сон.

В СУНЦ изолятор был забит, и Пашу оставили в комнате. Ребёнок, для которого главное — отлежаться, должен был в семь утра идти к медсестре и мерить температуру.

В общем, решили увезти сына домой, чтобы он выздоравливал в покое.

Несмотря на всё это, я уверена, что уехать из дома было для Паши хорошим решением. Он сразу стал взрослее и спокойнее. Один раз устал и не помыл полы, когда была его очередь. Дежурный воспитатель с ним поговорил: «Ты дома маме мог сказать „я устал“, а тут не пройдёт». Всё, больше не повторялось.

Иногда, когда уже пора бы повзрослеть, дома привычная детка «выскакивает», а мама с папой нянькаются. В школе к нему относятся как ко взрослому, и Паша ведёт себя соответственно. Главное, что он попал к своим и учится с неординарными людьми, умными и мотивированными.

Прошло три месяца, и пока сын очень доволен.

Игорь, папа Ксении (уехала из Санкт-Петербурга в Тель-Авив в 15 лет)

Мы с женой разошлись, когда дочери было десять. После этого я задумался о репатриации в Израиль. Ксюша тоже имела право уехать, но я знал, что со мной мама её не отпустит.

Я немного подождал и вернулся к этому вопросу год назад, когда дочка училась в восьмом классе.

Показал ей программу НААЛЕ, по которой дети с еврейскими корнями могут поехать в Израиль, получить там гражданство и окончить школу.

Через три дня она уже нашла группу наалешников во «», списалась с некоторыми и решила, что очень хочет ехать. Решающим аргументом стало то, что израильский школьный аттестат признается во всём мире и Ксюша будет вправе получать высшее образование где угодно.

Ксюшина мама сомневалась, но не отговаривала. Дочь усердно готовилась. За пять месяцев выучила английский язык практически с нуля (в питерской школе у них был только немецкий).

И поступила в школу «Кфар Ярок» под Тель-Авивом, которая специализируется на биологии, медицине и генной инженерии.

Территория школы «Кфар Ярок»

Жить без родителей Ксюша была полностью готова, я в этом не сомневался. Мы с раннего возраста возили дочку в походы, на лесные фестивали, отправляли в палаточные лагеря. В детстве я, конечно, сильнее боялся за неё, но прятал страх, чтобы вселить в ребёнка уверенность. Говорил: «Ты справишься, а если нет — я помогу». Результат того стоил. Когда Ксюша уезжала, я был за неё спокоен.

Сейчас Ксюша живёт в общежитии на территории школы. Вокруг парк с беседками и вай-фаем. Полный пансион, каждый класс на попечении воспитателя-мадриха. Их кормят, выдают стипендию, а взамен просят хорошо учиться и соблюдать минимум правил.

В остальном дети предоставлены сами себе. И я не переживаю за её безопасность. В случае проблем есть мадрих, есть общий чат в WhatsApp со мной, моей женой и Ксюшиной мамой. Неподалёку от Тель-Авива живут наши друзья, Ксюша ездит к ним на выходные.

Она говорит, что совершенно счастлива.

В старших классах Ксюшу ждёт практика в больнице, а после окончания школы — армия. Я считаю службу Ксюшиным долгом перед страной (как и своим, но меня не возьмут по возрасту). С учётом физической подготовки и образования, скорее всего в боевые части дочь не попадет, будет медсестрой.

Екатерина, мама Вадима (уехал из Дальнегорска в Новосибирск в 13 лет)

Мой сын Вадим пошёл в первый класс в пять лет. С седьмого класса он участвовал во всероссийских олимпиадах и в какой-то момент решил поступать в СУНЦ НГУ, физико-математическую школу в новосибирском Академгородке. Поступление туда многоступенчатое и небыстрое.

Олимпиады, очный тур, летняя школа, экзамены. А жили мы тогда в Дальнегорске (это 500 километров от Владивостока по трассе). В общем, когда я оставила Вадима одного в Новосибирске, почти за 6 тысяч километров от дома, ему было 13 лет. Даже паспорт ещё не получил.

Многие олимпиадники при поступлении уверены, что они самые умные. Вадиму тоже так казалось: ОГЭ, например, он сдал на пятёрки, хотя почти не готовился. Только СУНЦ не школа, программа сложнее. Вадик расслабился и не очень много внимания уделял учёбе — ну и нахватал двоек.

Первую сессию пришлось пересдавать. Тогда он понял, что поступить недостаточно, нужно ещё учиться. Ещё и рассеянность подводила — то ручку забудет, то тетрадку потеряет. Да и в общежитии первое время пришлось трудно.

Нужно было уживаться с соседями по комнате, а это ведь совсем новые люди.

СУНЦ НГУ

В быту он всё умеет, но в силу своего характера делает что-то только при крайней необходимости. Несмотря на это, мне не страшно за сына. Он умеет принимать решения, которые позволяют выжить. Сначала он грустил и хотел домой, но когда приехал на Новый год, через два дня запросился обратно. И с учёбой через год стало гораздо проще.

Вопрос не в том, любого ли ребёнка можно отправить учиться в другой город. Вопрос, любой ли родитель на это способен. Доверительные отношения важны, но не менее важно быть уверенным в среде, которая будет его окружать.

Во время очного тура олимпиады (ещё до поступления) я познакомилась с родителями мальчика, который учился в СУНЦ. Попросила показать нам учебные корпуса и общежития, поговорила с директором и преподавателями летней школы. Мне было важно понять, где и с кем будет жить мой сын.

Ведь человек по-настоящему взрослеет именно в отрыве от дома. И совсем не важно, в каком возрасте — в 13, в 16 или в 25.

Вера, мама Артёма (уехала в Санкт-Петербург, а сын остался в Москве в 13 лет)

С младших классов Артёму было достаточно двух-трёх минут, чтобы усвоить что-то новое на уроке. Остальные 43 он пинал балду и общался с одноклассниками, чем ужасно раздражал учительницу.

К четвёртому классу он почти не ходил в школу, отделывался справками, одновременно осваивал программу пятого, играл в футбол и на трубе.

Когда школа начала мешать музыке и спорту, мы решили перевести сына на домашнее обучение.

Тёме было 13, он учился в восьмом классе, когда я решила переехать в Питер (всегда любила этот город больше, чем Москву). Взяла с собой младшую дочку, а сын в середине учебного года срываться не захотел.

Преподаватель музыки успокаивал: «Если ты поедешь с мамой, я передам тебя другому педагогу». Но Тёма и не думал никуда уезжать. Весной, когда он отыграл первомайские концерты, он приехал в Питер, и мы поговорили ещё раз. Сын хотел жить в столице.

Так что после девятого класса он поступил в музыкальный колледж имени Шнитке и остался в Москве.

Музыкальный колледж — стуктурное подразделение Московского государственного института музыки имени Шнитке

Бабушка с дедушкой построили тёплую дачу и две трети времени проводили на природе. Артём переехал в их квартиру. В быту он оказался очень самостоятельным. Хорошо готовил, поддерживал дом в чистоте, умел пользоваться городским транспортом. Годы семейного образования научили его распределять время и расставлять приоритеты.

Я никогда не требовала от него идеальной учёбы по всем предметам. Более интересные области он знал глубоко, в других — необходимый минимум. Я абсолютно уверена, что Тёма внутренне устойчив к дурному влиянию и не ищет себе приключений. Может быть потому, что ему нет нужды доказывать взрослым, что он самостоятельный и крутой.

Да, крутой, никто не отрицает.

Я переживаю, где сын проводит новогоднюю ночь, но не могу пойти с ним и распоряжаться: «То не делайте, эту бутылку уберите, время ложиться спать». Мое беспокойство остаётся со мной, пока сын ходит по своим делам.

Нужно преодолеть этот сложный момент и убедиться, что он уже вполне самостоятельный. Родительские тревоги не нужно подсовывать ребёнку на место его собственных задач.

Где работать, какие курсы выбрать — только ему решать.

Светлана Скарлош, психолог, психотерапевт, редактор отдела Homo sapiens в журнале «Кот Шрёдингера»

«Когда ребёнок превращается в подростка, он переживает второе рождение — как личности. Учится принимать своё тело и сексуальность, выбирает будущую профессию, заводит первые романтические отношения. И уехать из дома в этот сложный период бывает очень полезно. Подросток получает личное пространство.

Теперь ему не нужно постоянно сражаться за право быть взрослым — и он переключается на насущные проблемы, которые ставит перед ним окружающий мир. Те, от которых дома он мог спрятаться под маминой юбкой и которые догнали бы его позже (иногда в 25 лет, а иногда и в 40). А мама и папа становятся союзниками.

Теперь, когда не нужно отбиваться, он может принять помощь и поддержку. Отношения становятся теплее.

Конечно, в 13 лет ребёнок ещё не может взять полную отвественность за свою жизнь. Родителям важно найти баланс между гиперопекой и полным безразличием. Не надоедать звонками и навязчивым контролем, но и не бросать его в шумных водах самостоятельной жизни одного: барахтайся как хочешь.

Слишком навязчивая опека может привести к тому, что подросток закроется и вы упустите момент, когда ещё есть шанс помочь — может, даже забрать его обратно домой.

Когда подросток в первую очередь едет учиться, а выход из-под родительской опеки для него только приятный бонус, снижается риск пуститься во все тяжкие или попасть под дурное влияние».

Источник: https://mel.fm/worldskills/8390241-another_city

Учиться вдали от дома: мнение психолога

Дочь отправляют в другой город

Первые дни в университете — волнительный период в жизни любого недавнего выпускника. Выбирая вуз, он может решить учиться в другом городе или даже за границей.

Сложности после переезда испытывают все, главное — не концентрироваться на неудачах и мысленно видеть происходящее как можно более конкретно, считает психолог Анна Серебряная. Она рассказала «Учёбе.

ру», как молодому человеку адаптироваться к новой среде.

2

Francisco Osorio / Flickr.com

С какими проблемами может столкнуться абитуриент при поступлении в вуз в другом городе?

Я считаю, что самая главная проблема — это социальная изоляция.

В городе, где молодой человек жил до поступления, у него была собственная среда, своя история взаимоотношений с людьми и налаженные контакты. А в новом месте все совсем не так, и недавний выпускник никого не знает, он, можно сказать, находится в пустоте.

На этой почве могут возникать тревожные расстройства, депрессивные состояния и неуверенность в себе, ведь теперь приходится предпринимать совершенно новые действия.

проблема, которая встает перед иногородним абитуриентом, — это социальная изоляция

А как стать чуть увереннее в себе?

Простого средства, которое можно было бы сразу применить и побороть сомнения в себе, к сожалению, нет. На мой взгляд, очень многое зависит от того, есть ли какая-то область, в которой молодой человек может ощущать себя компетентным.

Например, если он всегда занимался спортом, то в другом городе можно записаться в клуб по интересам, к примеру, в спортивную команду или секцию. И хотя бы в этом сообществе чувствовать себя компетентным и уверенным в своих навыках и знаниях.

То же самое касается любого другого вида деятельности — интеллектуального, творческого.

Кроме того, важно адекватно себя оценивать. Переезд в другой город и поступление в университет — это стрессовая ситуация для любого человека.

Всем первокурсникам приходится сталкиваться с новыми требованиями и социумом, с необходимостью себя проявить. Это сложный период, и не нужно пытаться заставить себя сделать что-то невозможное.

Для того, чтобы справиться с возникшими вопросами, понадобится какое-то время. Когда это время проходит, отношения с окружающими обязательно складываются.

Интересно, а сколько обычно необходимо времени, чтобы адаптироваться?

У кого-то на адаптацию уходит неделя, а у другого — год. Это не хорошо и не плохо, просто все люди очень разные. Невозможно точно сказать, потому что все зависит от конкретного человека и среды, в которую он попал.

Ведь это может быть не только другой город, но и другая страна с иной языковой средой. Кроме того, человек может оказаться как в ситуации, когда он вообще никого не знает, так и в такой, когда он все же знаком с кем-то, но не очень близко.

Еще многое зависит от личностных характеристик.

У каждого свои сроки адаптации, это не хорошо и не плохо, просто все люди разные

Допустим, молодой человек упаковал чемодан, завтра поезд или самолет. Впереди — неизвестность, ему одновременно страшно и интересно. Как меньше бояться будущего?

Во-первых, надо помнить о том, что навряд ли кто-то из нас сможет его предсказать. Будущее наступит тогда, когда оно наступит, и будет таким, каким оно будет. Более того, абстрактно думать о будущем — бессмысленно и неправильно. Ведь генерализованные неконкретные мысли о том, что может произойти, никак не помогают — ни в настоящем, ни в теоретическом завтрашнем дне.

Поэтому основной и главный мой совет — нужно мыслить конкретно. Следует искать ответы на следующие вопросы: «Что происходит сейчас?» и «Что я могу сделать в данный момент?», «Если в будущем будет вот такая ситуация, то как я с ней справлюсь, к кому обращусь или кому позвоню?». Всегда рекомендуется размышлять от глобального к более ситуативному и определенному.

Нужно ли бояться одиночества?

Простой ответ — нет, не нужно. Для многих людей одиночество оказывается очень ресурсным временем. Это тот момент, когда у человека впервые получается обратить внимание на себя и понять, как и куда ему двигаться дальше.

Тем не менее, для кого-то одиночество может оказаться не слишком полезным. В такой ситуации нужно почаще куда-то выходить, записаться в своем вузе в группы по интересам, кружки, секции, не стесняться проявлять участие. Кроме того, в больших городах регулярно организуются различные мероприятия, где зачастую никто никого не знает и все хотят познакомиться.

Также хотелось бы напомнить о теории шести рукопожатий. Если поискать и посмотреть, то почти всегда найдется дальний друг знакомого вам человека. На самом деле, такие контакты бывают крайне плодотворными. Даже если они не приведут к большой дружбе на всю жизнь, они способны помочь чувствовать себя не одиноким.

Последний совет: если вы боитесь одиночества и уверены, что это точно не для вас, можно и нужно с кем-то жить — в общежитии, съемной квартире. С соседями не всегда могут сложиться очень дружеские отношения, но взаимодействие с ними — это все равно общение и способ почувствовать, что ты не один.

Когда первокурсник переезжает в другой город, ему нужно самому заботиться о себе и мотивировать себя учиться. Как не запустить образовательный процесс?

С подобной проблемой сталкиваются молодые люди, которые выросли в среде, где их заставляли учиться. В результате они не научились самостоятельно добывать знания. После поступления в вуз в другом городе они попадают в ситуацию, когда сами должны себя мотивировать, а соответствующего навыка у них, к сожалению, нет. Для такой ситуации нет простого рецепта.

Сначала следует осознать, что такая проблема существует: это уже половина успеха. А дальше можно обратиться к одной из многих существующих техник — начиная с тайм-менеджмента и заканчивая возвращением к мысли о том, зачем вы вообще поступили в университет.

В последнем случае стоит заняться поиском ответов на вопросы, кем вы хотите быть, какие шаги для этого нужно предпринять и что вам мешает.

Допустим, у молодого человека все складывается не так, как ему хотелось бы. Можете ли посоветовать, как не опускать руки и продолжать что-то делать, несмотря на сложности?

Во-первых, почаще напоминайте себе, что все, что с вами происходит — это не навсегда. Мы не можем дать прогноз на будущее, но можем предположить, что трудности, с которыми мы сталкиваемся сейчас, могут существовать долго, но не вечно. В конечном счете все препятствия преодолимы, вопрос в том, готовы ли вы приложить к этому усилия.

Все препятствия преодолимы, вопрос в том, готовы ли вы приложить к этому усилия

Во-вторых, важно думать как можно более точно. Мысли вроде «У меня ничего не получается», «Я никогда не смогу», «Я вообще вряд ли смогу научиться» слишком глобальные и непродуктивные. Они не помогут понять, почему что-то не получается и что сделать, чтобы достичь цели. Намного полезнее задуматься о том, какие шаги вы можете предпринять.

Например, у вас не складывается с зачетом по конкретному предмету.

Вы выясняете, почему возникают трудности (сложно выучить определенный раздел теории, не получается решить какие-то задачи, требовательный преподаватель), и думаете, как их преодолеть (попросить помощи у друга, посидеть подольше над учебником, постараться вникнуть в требования профессора).

В-третьих, не забывайте о своей цели. Допустим, вы уверены, что все складывается не так, как вы бы хотели. Но чего именно вы хотели? Какие у вас были ожидания, насколько они были реалистичны. Может ли быть так, что это просто фантазии подростка о взрослой жизни? Как поменялась цель, нужно ли стремиться к тому, что было изначально, или все уже изменилось?

В заключение хотелось бы отметить, что если тяжело, плохо, одиноко и кажется, что все совсем не так, а разобраться самому — сложно, не стесняйтесь обратиться к специалисту: психологу или психотерапевту. В этом поступке нет ничего страшного и зазорного.

После поступления в вуз у молодого человека начинается взрослая жизнь. Как правильно в этом случае вести себя родителям?

Родители волнуются о том, как сложится взрослая жизнь их ребенка. Но очень важно эту тревогу удерживать в каких-то рамках, не выливать ее на молодого человека, у которого и так достаточно своих страхов. Важно спрашивать себя: «Как то, что я сейчас говорю или делаю, поможет моему ребенку? Может быть, мне просто страшно за него, и я стараюсь таким образом избавиться от своих страхов?».

Родителям важно постараться не выливать свою тревогу на молодого человека, который учится вдали от дома

Лучше не обвинять сына или дочь в неудачах или промахах, а помогать их преодолеть. Часто родителям кажется, что, критикуя, они именно так и делают, но на самом деле это далеко от истины.

Для родителей также будет полезно следить и за своим собственным состоянием: если ребенок единственный или младший, то, по сути, они остаются у «пустого гнезда». Перед ними встают такие вопросы, как «Чем и как теперь занять свое время?», «На что тратить силы?», «Ради чего все?».

Нужно стараться справиться с трудностями этого периода, хотя бы исходя из того, что молодой человек тоже переживает за близких людей. Если у родителей ничего не выйдет, у него появится дополнительный повод для переживаний.

Источник: https://www.ucheba.ru/article/3238

Убей наседку, или Как отпустить повзрослевшего ребенка

Дочь отправляют в другой город

Очень легко из разумной и прогрессивной матери превратиться в наседку, когда подросший ребенок неожиданно скажет: “Мама, я ухожу”. Колумнист m24.ru и мама троих детей Анна Кудрявская-Панина о том, как отпустить во взрослую жизнь выросшего ребенка и не сойти с ума от беспокойства.

depositphotos/Brainsil

Моя подруга страдает. Ее мир рушится прямо сейчас. Ей предстоит расставание с дочерью. Если вы представили сериальную сцену, когда злодеи вырывают младенца из материнских рук, то зря.

“Крошке”, отрывающейся от материнской груди, 22 года. И уезжает она не в Австралию, а в Краснодар. Когда Ленка рассказала мне о своих переживаниях, я даже оторопела.

Нет, я не жестокосердая, я действительно ей сопереживаю и знаю сама, что это значит, отпустить выросшего ребенка.

Да, многим это нелегко: осознать, что ребенок уже не ребенок, и отпустить его в другое жилье, другой город, другую жизнь.

Но что моя умница Ленка, демократичная и разумная мама, вдруг превратилась в мать-наседку, повергло меня в недоумение. А самое главное, ее и саму это удивляет: “Я головой-то все понимаю, но…

” А за этим “но” ежевечерние скандалы и слезы. Одна взрослая женщина никак не может отпустить… другую взрослую женщину в ее самостоятельную жизнь.

И вот только не надо: мы были другими, а это поколение инфантилов, мы в их годы уже сами были родителями, а они трусы постирать не в состоянии, какая-такая самостоятельная жизнь, вон и ВОЗ говорит, что до 25 – это еще дети. Эти дети все разные.

Одни учатся на бюджете, работают на двух работах, откладывают деньги на стажировку за рубежом, женятся, но не спешат радовать вас внуками, живут в свое удовольствие, ездят по миру, получают гранты, делают открытия.

Другие сидят на шее у родителей, туда же сажают жену/мужа, а иногда и внуков, ждут, пока мама позовет ужинать, работать не спешат – они же учатся (как правило, платно и там, куда их смогли приткнуть родители). И инфантилами их могли сделать только мы сами. Но это уже другая тема. А сейчас что выросло, то выросло.

“Я знаю истории, когда мамы и бабушки идут с детьми и внуками на собеседования”

Совершенно неважно, насколько самостоятелен ребенок, страшно отпускать любого.

Но если ваше дитя рвется на волю, может, пора позволить ему сделать это, вынуть соску изо рта у усатого младенца, перерезать денежную пуповину и отпустить в свободное плаванье, позволить набить пару-тройку шишек, прекратить оберегать его от его собственной жизни, убить в себе наседку и стать матерью, уважающей взрослого равноправного человека.

Да, мы хотим детям только лучшего! Да разве ж мы держим их на коротком поводке из плохих побуждений?!

Я знаю истории, когда мамы и бабушки идут с детьми и внуками на собеседования. Не, ну это крайний случай, скажете вы. А мы-то просто хотим, чтоб детки были рядом. Так вот они тоже хотят.

А что не крайний случай? Жаловаться, что сын пропадает в компьютерных играх, но тащить ему бутерброды и чай прямо к монитору, потому что “он же голодный”, говорить, что дочь совершенно не приспособлена к жизни и не знает, чего хочет, и поэтому самой искать за нее вузы, следить за конкурсными баллами, чтобы вовремя скомандовать, куда нести оригинал аттестата?

depositphotos/Vitalinka

Чего мы боимся? Ах, он/она не найдет работу, не сможет себя прокормить, обслужить, что-нибудь случится: заболеет, попадет под машину, а меня не будет рядом.

Вот последнее и есть главное. Основная причина нежелания/невозможности отпустить. Мы же все переживали вместе: первые зубы, первые шаги, первую шишку, первую пятерку и первую двойку, выпускной… И вдруг это крепкое “мы” рушится на два “я” равных размеров. И родителю ничуть не проще, чем ребенку, пережить то, что психологи называют сепарацией.

Не быть рядом, когда вы были рядом столько лет, когда вы привыкли нести ответственность за этого человека. И как поверить в то, что ничего ужасного из-за вашего отсутствия в сантиметровой близости с ребенком не произойдет. А ничего ужасного, конечно, и не произойдет.

Но пока вы не выйдете из роли наседки, душащей своей заботой и любовью собственное дитя, вы этого не поймете и не примете.

Так, ладно, про то, как не надо, уже все понятно. А как надо-то? Как наступить на горло собственной материнской любви и убить в себе наседку?

“Я только сейчас поняла, что она меня ждала, потому что волновалась”

Для начала вспомните себя. Нет, про то, как вы героически в двадцать лет стирали на руках пеленки, забудьте. Вспомните другое: “Когда возвращалась за полночь, никак не могла понять, почему мама не спит, сидит в кухне, читает и курит. Ее спросишь: чего не спишь? Она: да не спится.

Я только сейчас поняла, что она меня ждала, потому что волновалась”. Ждала. Не обзванивала подруг и друзей, не закатывала истерик, не запрещала. Свою тревогу успокаивала так: читать и курить, ждать дочь.

Или вот обратная история: “Ты не понимаешь, ты не можешь принимать такие решения, я лучше знаю, что тебе нужно, – это был кошмар, потому что я слышала только это. В итоге в 17 лет я ушла из дома. И смогла нормально поговорить с мамой только через пару лет. Но услышала ровно то же. Плюс: почему ты ушла, я же тебе всю жизнь отдала”.

В общем, вспомните, как вам хотелось самостоятельности. Как вам было важно, чтобы вас отпустили, чтобы ваш выбор, любой выбор принимали, если не с одобрением, то с уважением.

https://www.youtube.com/watch?v=rLjEZ3SWYPY

Я помню, как моя мама потрясла меня одной фразой. Мне нужно было принять очень сложное решение, скажем так, из жизненно важных. Я точно знала позицию мамы на этот счет. И, когда я в очередной раз в слезах заговорила с ней об этом, она вдруг сказала: “Нюточка, я приму любое твое решение”.

С того нашего разговора прошло 20 лет. Именно тогда я поняла, какой должна быть единственно возможная позиция родителя по отношению к выросшему ребенку.

Вы можете дать совет, если вас об этом попросят, но не имеет значения, какой выбор в сложный момент сделает ребенок, вы должны принять любое его решение.

depositphotos/haveseen

И ребенок должен знать, что вы и есть та самая тихая гавань, куда всегда можно вернуться, где всегда примут, сколько бы раз ты ни облажался в этой жизни. Примут – не значит, решат за тебя твои проблемы.

Примут – значит, вытрут сопли и помогут тебе принять новые решения. Уходя, ребенок должен знать, что ему есть куда вернуться, если не в физическом (хотя почему нет?), то в психологическом плане.

Ваша связь не рвется расстоянием, иногда она становится даже крепче.

“Главное, когда сыну стукнет 18 и он захочет уйти, даже если в вас еще остался этот ужас разлуки, суметь засунуть его поглубже и отпустить”

“Я с ужасом думаю, что Ваня вырастет и уедет в другой город, это же значит не видеть его по несколько месяцев! А я и пары недель не могу выдержать”, – комментирует бывшая коллега пост в фейсбуке о том, что мой сын будет учиться в Новосибирске. Ну и слава Богу, думаю я, пока ее Ванечке нет и двух лет, странно было бы представлять разлуку с ним как нечто само собой разумеющееся.

Когда я лежала в роддоме и смотрела на своего крошечного сына, на своего первенца, я с ужасом думала о любой возможной разлуке с ним. Я могу понять любую маму, которая испытывает подобные чувства. Главное, когда сыну стукнет 18 и он захочет уйти, даже если в вас еще остался этот ужас разлуки, суметь засунуть его поглубже и отпустить. Отпустить с улыбкой и материнским благословением.

Отпустить – это не значит позволить уехать. Отпустить – это значит, позволив уехать, не звонить каждые полчаса с вопросами: “Ты поел? Как у тебя дела? Сходил на собеседование? А дома у тебя чисто? А друзей ты уже нашел? А почему не звонишь маме?” Et cetera, et cetera.

Друг нашей семьи всю жизнь был под каблуком такой “душной” матери. Конечно, он ее любил, был привязан к ней, но личная жизнь у него сложилась только после ее смерти, потому что, пока она жила, все избранницы были недостойны ее Пашеньки. Вы действительно хотите этого? Чтобы ребенок зажил своей настоящей жизнью только после того, как вас не станет?

Подумайте о ребенке. Это не тот младенец, которому вы мыли попу, на чьи ободранные коленки вы дули. Сколько бы вы ни были рядом с ним, вы не будете рядом с ним всегда. Это его жизнь.

Вам ее не прожить. Так не отбирайте у него ее часть. Не завидуйте. Радуйтесь за него. Не обижайтесь. Он уходит не потому что вас не любит и не ценит, а потому что стал взрослым. У него все впереди.

Отпустите его.

depositphotos/belchonock

Разрешите ему принимать решения и нести за них ответственность. Ну а как быть, если он накосячит? Конечно, накосячит, и не раз. Начните с ним разговаривать уже сейчас как со взрослым.

Объясните ему, что обратная сторона медали свободы принятия решений – это ответственность за них. И что разгребать его косяки придется ему самому. Обговорите заранее пределы помощи, которую вы сможете предоставить в случае проблем.

И сами, бога ради, не спешите со скоростью Супермена на выручку, когда у вашего дитя возникнут первые взрослые сложности.

Да, “мы жили судьбами других, пора подумать о себе”. Ваша жизнь – это не только забота о ребенке. Она гораздо больше и шире. Конечно, остро переживают отделение детей и домохозяйки, и суперзанятые мамы, и еще неизвестно, кто сильнее. Но, может, пришла пора вспомнить о том, что вы хотели сделать, чем заняться и на что у вас никогда не хватало времени или сил.

“наша задача с самого начала – научиться отпускать своих детей”

Как бы это пафосно ни звучало, но наша задача с самого начала – научиться отпускать своих детей: с момента их рождения и до самой нашей смерти. И каждый шаг на этом пути болезненен. Я не смогу обезболить моей Ленке этот процесс.

Я могу только напомнить ей, что нам жутко повезло, у нас есть бесчисленное количество каналов связи с нашими отделившимися детьми, какое не снилось нашим мамам и бабушкам.

Современный мир очень мал, где бы ни был ваш ребенок, вас от него отделяют всего лишь несколько часов лету.

Да, ближайший отпуск Ленка наверняка проведет где-то поближе к дочери, да, поначалу она будет тревожно спать и ежечасно бороться с желанием позвонить ребенку. Но я точно знаю, что Ленка убьет в себе наседку и отпустит во взрослую жизнь свою Дашку. Отпустит с миром, не разругавшись вдрызг. Ей осталось только понять одно: это не ее мир рушится, это строится мир ее Дашки.

Источник: https://www.m24.ru/articles/deti/11082017/148822

Сфера закона
Добавить комментарий