Если прийти с повинной

Явка с повинной – только с адвокатом или под видеозапись

Если прийти с повинной

23 января в Госдуму внесен законопроект № 631546-7, которым предлагается внести в уголовно-процессуальное законодательство поправки, устанавливающие новый порядок заявления о явке с повинной.

законопроекта

Поправки дополняют ст. 142 УПК новой ч. 3, согласно которой заявление о явке с повинной может быть сделано только в присутствии защитника, а в его отсутствие процесс принятия такого документа подлежит обязательной видеофиксации.

Явка с повинной, полученная в нарушение вышеуказанных требований, будет считаться недопустимым доказательством исходя из п. 2.2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

В этой связи начало участия адвоката в уголовном деле будет определяться также моментом заявления лица о явке с повинной в соответствии с новым порядком.

Как следует из пояснительной записки, сейчас УПК РФ четко не регламентирует порядок получения первоначальных признательных показаний, оформляемых в форме заявления или протокола о явке с повинной, а также не требует обязательного присутствия адвоката при этом. Такой порядок входит в конфликт с иммунитетом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, так как лицо, добровольно сообщившее о совершении преступления, умышленно отказывается от своего права не свидетельствовать против себя самого.

Авторы законопроекта с сожалением отметили, что при нарушении принципа добровольности, которое нередко встречается на практике, лицо не имеет возможности защитить свои процессуальные и конституционные права. Такое положение дел часто ставит необходимость получения признательных показаний от подозреваемого в совершении преступления выше системы правосудия.

ЕСПЧ: Любые показания, добытые под принуждением, недопустимыЕвропейский Суд присудил двум заявителям 50 тыс. евро за незаконное лишение свободы и принуждение к даче показаний

«В результате имеют место случаи составления непосредственно сотрудниками органов предварительного следствия заявления или протокола о явке с повинной, подписываемого впоследствии лицом в результате оказанного психологического давления или использования процессуальной неосведомленности лица.

С целью скорейшего раскрытия деяния лицо может умышленно вводиться в заблуждение сотрудниками правоохранительных органов, которые обещают снисхождение в наказании.

При этом невозможно осуществить контроль за действиями сотрудников правоохранительных органов и обеспечить соблюдение конституционных прав граждан», – отмечено в пояснительной записке.

Присутствие адвоката – процессуальная гарантия от произвола

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай полностью поддержал авторов законопроекта как в части того, что на практике встречаются случаи, когда явка с повинной в действительности таковой не является, так и способа, предлагаемого ими для решения данной насущной проблемы.

«Представители правоохранительной системы, вне всяких сомнений, приложат все возможные усилия, чтобы данный законопроект не стал частью УПК как минимум по двум причинам», – отметил он.

В качестве первой причины адвокат сослался на массовые случаи, перечисленные в пояснительной записке к законопроекту, когда явка с повинной таковой не является.

«Тексты “явок” заранее подготавливаются работниками следствия различными методами, приемами и способами, как законными, так и незаконными, а граждане принуждаются к их подписанию, порой даже не читая содержания документа», – пояснил адвокат.

По мнению Юлия Тая, следствие также будет приводить весьма резонные доводы о том, что даже когда явка с повинной будет являться истинной волей гражданина (не под давлением), адвокаты будут отговаривать таких граждан от ее дачи, что снизит скорость и качество расследования.

«При этом необходимо отметить креативность предложенной авторами альтернативы, когда в случае отсутствия адвоката в любом случае должна применяться видеозапись», – отметил эксперт.

Он полагает, что это, безусловно, не защитит в полном объеме интересы заявителей, но как минимум будет препятствовать оформлению заявлений о явке с повинной с очевидными пороками воли и давления со стороны следственных органов.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян назвал законопроект очень важным и полезным, так как он позволяет решить застарелую проблему придания доказательственной силы явкам с повинной, нередко получаемым от подозреваемых с использованием недозволенных средств. «Обязательное участие адвоката при написании явки с повинной станет процессуальной гарантией от произвола следственно-оперативных сотрудников, а отсутствие защитника приведет к недопустимости соответствующего протокола», – пояснил он.

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Дмитрий Данилов поддержал законопроект, отметив, что участие защитника при явке с повинной является важнейшей гарантией обеспечения прав лиц, подвергшихся уголовному преследованию.

Он заметил, что утверждение о том, что ст.

142 УПК не предполагает присутствия адвоката при явке с повинной, можно встретить не только в постановлениях судов первой инстанции, но и в решениях Конституционного Суда РФ, что говорит о недостатках действующего правового регулирования.

«С другой стороны, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном приговоре от 29 ноября 2016 г. № 55 предложен один из путей решения этого вопроса.

Пленум разъяснил, что если явка с повинной является доказательством по уголовному делу, то суду надлежит проверить, разъяснялись ли “явившемуся” его права не свидетельствовать против себя и пользоваться услугами адвоката.

При этом на практике встречались случаи, когда суды признавали явку с повинной недопустимым доказательством, если такие права не разъяснялись», – пояснил эксперт.

В то же время Дмитрий Данилов отметил, что указанные ситуации скорее являются исключениями из правил, а не нормой. Обычно лицо, никогда не сталкивавшееся с особенностями уголовного права и процесса, полностью доверяет сотрудникам правоохранительных органов, не читая свои права и подписывая протокол явки с повинной.

«Уже в суде, осознав все последствия своей явки, обвиняемый использует все возможности, чтобы признать ее недопустимым доказательством.

К сожалению, при решении такого ходатайства допрашиваемые сотрудники поясняют, что явка получена законным способом, подсудимому все права разъяснялись, о чем свидетельствует его подпись, а суд, в свою очередь, приходит к выводу о допустимости явки с повинной», – указал юрист.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн согласился, что законопроект направлен на то, чтобы обеспечить лицо, намеревавшееся обратиться с явкой с повинной, процессуальной гарантией в виде участия защитника в соответствующей процедуре: «Такое лицо получит возможность проконсультироваться с адвокатом, выяснить все интересующие его вопросы, осознать последствия такого обращения, перепроверить информацию, которую ему сообщили третьи лица, и т.д.».

По мнению адвоката, участие защитника снизит количество случаев оказания незаконного воздействия на такое лицо, появится возможность оперативного реагирования на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов (проведение освидетельствования, обращение с заявлением о преступлении и т.д.).

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов отметил, что актуальность законопроекта обусловлена распространенной судебной практикой использования в качестве изобличающего обвиняемого (подсудимого) доказательства сделанного им заявления о явке с повинной при отсутствии гарантий добровольности таких заявлений. 

ЕСПЧ: Явка с повинной в отсутствие адвоката – нарушение Европейской конвенцииЕвропейский Суд признал несовершенство российского уголовно-процессуального закона, не предусматривающего присутствие адвоката при явке подозреваемого с повинной

«Отсутствие в УПК РФ нормы об обязательном участии защитника (адвоката) при приеме заявления о явке с повинной и специальной нормы, регламентирующей условия допустимости таких заявлений при использовании их в качестве средства доказывания, создает почву для злоупотреблений со стороны следственных органов путем принуждения подозреваемых к даче самоизобличающих сведений», – пояснил эксперт. По его словам, даже после вступления в дело защитника негативный эффект от изначального признательного заявления негативно влияет на результаты последующих следственных действий и итоги судебного разбирательства, что неоднократно признавал в своих постановлениях ЕСПЧ (например, Постановление по делу «Фефилов» против России» от 17 июля 2018 г., о котором ранее писала «АГ»).

Артем Осипов полагает, что использование таких заявлений в доказывании вопреки позиции обвиняемого должно создавать основание для признания всего судебного разбирательства несправедливым.

«Концептуально можно полностью поддержать предлагаемый законопроект ввиду нереалистичности идеи тотального запрета на использование рассматриваемых заявлений в качестве доказательств по уголовному делу, – отметил эксперт.

– Вместе с тем нельзя не отметить несколько слабых мест законопроекта, которые могут ослабить его прагматический потенциал».

запись – не альтернатива присутствию адвоката

В качестве упомянутых недостатков Артем Осипов перечислил отсутствие предложения о внесении изменений, касающихся правового статуса лица, явившегося с повинной, в чисто техническую по своему значению ст. 142 УПК РФ.

«Следовало бы нормативно закрепить признаваемые судебной практикой права данной категории субъектов на использование помощи защитника; на отказ от сообщения сведений против самого себя; на обжалование незаконных действий и решений лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Кроме того, на следователя (дознавателя) следовало бы нормативно возложить обязанность разъяснения лицу правовых последствий принятия от него заявления о явке с повинной, в том числе в случае последующего отказа от такого заявления».

Еще один недостаток законопроекта, по мнению эксперта, связан с отсутствием в нем перечня условий для замены защитника видеозаписью хода принятия заявления о явке с повинной: «Отсутствие такого уточнения создает неограниченные пределы усмотрения для следователей в подмене участия защитника применением видеозаписи, которая может вестись очень избирательно и не может заменить правовые советы адвоката». Артем Осипов отметил, что разработчикам законопроекта следовало бы уточнить, что замена защитника средствами видеозаписи возможна лишь в исключительных случаях, которые должны быть указаны в отдельном мотивированном решении лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Нвер Гаспарян также считает, что предложение о возможности явки с повинной в отсутствие защитника, но с применением видеозаписи – крайне неудачно. «Во-первых, обеспечить участие защитника сегодня несложно: повсюду действует порядок вызова адвоката по назначению.

Во-вторых, видеозапись никаким образом не спасает от того, что могло произойти до того, как она стала производиться. Ведь можно запугать гражданина, заставив его наговорить на камеру то, чего он не совершал», – отметил советник ФПА.

Он также сослался на практику ЕСПЧ, который в ряде своих постановлений высказывался о необходимости обеспечить право на защиту при написании явки с повинной, а видеозапись эту проблему не устраняет.

Аналогичную позицию против этого положения проекта высказал и Дмитрий Данилов. «Несмотря на благие цели этого предложения, оно не сможет искоренить все злоупотребления, допускаемые органами предварительного расследования.

Ведь нельзя исключить, что такая видеозапись может быть сделана после использования недозволительных методов, чтобы склонить лицо к явке с повинной и даче изобличающих его показаний.

Здесь нужно выяснить, с какого момента авторы законопроекта предлагают начать вести эту видеозапись», – отметил он.

Также Дмитрий Данилов с сожалением отметил, что полностью нивелировать возможность оказания незаконного воздействия с принятием этого закона не получится.

Евгений Рубинштейн добавил, что, как показывает практика, такое незаконное воздействие оказывается оперативными сотрудниками до посещения следователя лицом, заявляющим о явке с повинной.

«“Общение” оперативных сотрудников с ним происходит в отсутствие адвоката. Поэтому предлагаемая видеозапись процедуры явки с повинной в отсутствие защитника не окажет позитивного воздействия на правоприменение.

Наоборот, это исключение может стать правилом и перечеркнуть все благие начинания законодателя», – отметил адвокат.

По его мнению, если лицо добровольно желает сообщить правоохранительным органам о совершенном им преступлении, предлагаемые нововведения не усложнят явку с повинной.

«Такому лицу не обязательно заключать соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом, чтобы прийти в правоохранительные органы и сообщить о совершении им преступления.

Защитник ему будет назначен в порядке ст. 51 УПК РФ», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/yavka-s-povinnoy-tolko-s-advokatom-ili-pod-videozapis/

Кирилл Титаев: Явка с повинной срок не сокращает

Если прийти с повинной

Все, кроме подозреваемого, понимают, чего стоит явка с повинной, и судьи просто не принимают ее во внимание

С. Портер / Ведомости

Одним из важнейших условий существования правового государства является прозрачность для граждан как законов, так и механизмов их реализации (в частности, эти механизмы должны более или менее совпадать с теми, которые описаны в тексте закона).

Однако очень многие правовые механизмы, заявленные в российских законах, работают не совсем так, как написано в тексте. Яркий пример – явка с повинной. В законе написано, что человек, явившийся с повинной или деятельно раскаявшийся, не может получить наказание в размере более чем две трети от максимального.

То есть подразумевается, что наказание он должен получить более мягкое, чем тот, кто с повинной не являлся.

Институт проблем правоприменения провел анализ на основе случайной репрезентативной выборки из 10000 судебных решений по делам, рассмотренным российскими судами районного звена в 2011 г. Анализировались только те дела, в которых один обвиняемый судился за одно преступление.

Более чем в 55% всех дел, рассмотренных судами районного звена в 2011 г., упоминалась явка с повинной. Давайте на секунду представим, что это правда. Более чем половина всех дел – это дела, по которым никто не искал преступника.

Это дела, по которым обвиняемый сам пришел и сознался в содеянном. На практике же речь идет о том, что следователь в тот момент, когда обнаружился подозреваемый, «дал ему подписать» явку с повинной и тем самым облегчил свою работу.

После этого следователю гораздо проще доказать вину подозреваемого.

Суды отлично понимают, чего стоит явка с повинной, и относятся к ней соответственно. Практически, если речь идет о массовых, типовых статьях, наличие в деле явки с повинной никак не влияет на его исход.

Так, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств в виде явки с повинной или деятельного раскаяния (явки – в 55% всех дел, а деятельного раскаяния без явки – менее чем в 10%), вероятность лишения свободы не меняется для таких преступлений, как нанесение тяжкого вреда здоровью, кража, хранение оружия.

На 9,5% меньше вероятность осуждения к лишению свободы у грабителей, подписавших явку с повинной, и на 7,8% – у лиц, обвиняющихся в незаконном хранении наркотиков.

Также явка с повинной практически не влияет и на срок лишения свободы, к которому приговаривают осужденного. Разница составляет менее 10% для того состава, где ее влияние максимально.

Те, кто нанес тяжкий вред здоровью другого человека, получают в среднем 2 года и 8 месяцев, если они не подписали явку с повинной, и 2 года и 5,5 месяца, если явка была подписана.

Для краж и грабежей эта разница также статистически незначима, т.е. обвиняемые получают, по сути, одинаковые сроки.

При этом не надо думать, что судья в данном случае нарушает закон. Уголовный кодекс устанавливает следующую норму: лицо, явившееся с повинной или загладившее вред (деятельно раскаявшееся), не может быть приговорено к наказанию в размере более двух третей от максимально возможного.

Но в России и так подавляющее большинство наказаний лежит в этих пределах. Соответственно, судья, не нарушая буквы закона, назначает осужденному, который подписал явку с повинной, то же наказание (при прочих равных), которое назначает человеку без такой явки.

И дело здесь не в злонамеренности или невнимательности российских судей, а в том, что явка с повинной как правовой институт сегодня полностью выхолощена.

Судья понимает, что явка говорит лишь о том, что на момент возбуждения уголовного дела или привлечения лица в качестве подозреваемого человек уже был готов сотрудничать со следователем. Нужно ли за это снижать срок? Не ясно.

Однако совершенно ясно, что в этом случае речь не идет о том, что имел в виду законодатель, когда устанавливал существенные поблажки для тех, кто явился с повинной. Так нужно ли сокращать человеку наказание только за сотрудничество со следствием, начавшееся на самых ранних этапах?

Ситуация, в которой правила, прописанные в законах, и правила, которыми руководствуются судьи и следователи в своей повседневной работе, не то что противоречат друг другу, но, скажем так, не вполне совпадают, создает дискриминационные условия для подозреваемого.

Следователь, убеждая человека подписать явку с повинной, показывает ему соответствующий текст в Уголовном кодексе и говорит о том, что, вот, прямым текстом написано, что не более двух третей – так что точно выйдет скидка, и т.д.

На практике же все, кроме собственно подозреваемого, понимают, чего стоит эта явка, поэтому судья просто не принимает ее во внимание.

Не то чтобы такая ситуация противоречила букве закона. Судья находится в рамках своего усмотрения и принимает решение, соблюдая норму, но понимая, что никакой явки не было.

Однако чем большую роль играют подобные, понятные только следователям, прокурорам и судьям неформальные правила, тем сильнее расцветает правовой нигилизм.

Как может гражданин уважительно относиться к законам, которые непонятны или работают не совсем так, как написано? Можно ли стремиться к правовому государству в ситуации, когда не только применение законов, но и их понимание становится монополией особой группы людей?

Тем же, кто оказался в руках правоохранителей, можно дать только один совет: не спешите подписывать «явку». Срок это вам не сократит.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2013/02/07/yavka_provalena

Вс рф: явка с повинной способствует смягчению наказания

Если прийти с повинной

Верховный суд России своими правовыми позициями мотивировал преступников к раскаянию и чистосердечному признанию. Чем искренней ведет себя грешник на следствии, тем мягче должен быть приговор – в рамках закона, естественно.

В своих последних обзорах судебной практики Верховный суд привел целый ряд дел, когда ему пришлось отменить приговоры из-за того, что нижестоящие инстанции обошлись с преступниками излишне сурово. Теперь эти дела должны послужить уроком для остальных судей.

Одно из ключевых напоминаний касается явки с повинной. Как пояснил Верховный суд России, она работает даже в том случае, если сам преступник от нее отказался. Хорошие поступки не должны проходить даром, кто бы их ни совершил.

Сотрудник колонии выбивал явки с повинной

Например, некто С. был осужден в Псковской области за то, что вместе с дружками вломился в чужой дом, избил до смерти хозяина, требуя денег. А потом компания сожгла дом. Об этом С. поначалу рассказал как на духу следователям.

https://www.youtube.com/watch?v=ylQiYGxDfb4

Затем что-то случилось, и от своих слов преступник отказался. Однако слово не воробей, сказанного не вернешь, и суды, использовав в том числе признания самого С., приговорили его к 13 годам лишения свободы.

Саму же явку как смягчающее обстоятельство человеку не засчитали, и в том судьи были не правы. Верховный суд, разобрав дело, решил, что нижестоящие инстанции в этом погорячились.

“Как следует из материалов уголовного дела, 21 января 2006 г. С. обратился в следственные органы с устным заявлением о своей причастности совместно с другими лицами к причинению телесных повреждений Д.

, – говорится в обзоре судебной практики. – При этом органы следствия на момент обращения С. в правоохранительные органы не располагали информацией о его причастности к совершению этого преступления”.

По закону, добровольное сообщение человека о совершенном им преступлении является явкой с повинной. “Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде”, – поясняет Верховный суд.

Иными словами, специально оформлять явку не обязательно, достаточно прийти и выложить все следователю, остальное он сделает сам. Главное, рассказать то, что следствие еще не знало. В данном случае именно так и произошло. Правда, потом С. стал отрицать свою вину, но судьи не должны из-за этого лишать его снисхождения.

В итоге Верховный суд России сократил ему срок на 10 месяцев – до 12 лет 2 месяцев лишения свободы.

Верховный суд разъяснил условия работы иностранных адвокатов в России

Явка с повинной должна засчитываться в любом случае, как бы потом ни повел себя подсудимый

Юристы-практики знают, что это известная проблема: преступники (а речь именно о тех, кто совершил преступление) часто предпочитают рассказывать небылицы следствию, запираясь до последнего.

Впоследствии нередко преступники и сами начинают верить в свои сказки. Поэтому у неподготовленного наблюдателя часто возникает ощущение, что за решеткой собрались одни невиновные.

Безусловно, судебные ошибки порой случаются, этого нельзя исключать. Но чаще преступнику просто не хочется сознаваться.

Бывает и другой вариант: по горячим следам на следствии преступник все рассказал, а потом наслушался в камере советов новых знакомцев и стал от всего отказываться. “Тем он только ухудшает свое положение, ведь все доказательства уже есть”, – рассказывал как-то “РГ” один из действующих судей. Ложью милости не добиться.

Между тем, закон поощряет человека, наломавшего дров, к раскаянию и правде. За признания, попытку загладить вину и т.п. суд обязан дать скидку.

Верховный суд в своих обзорах тоже как бы подталкивает преступников к раскаянию и исправлению. Так в Красноярском крае некто Б. был приговорен к 18 годам за грабеж и убийство.

Однако нижестоящие инстанции не учли, что его родственники вернули деньги за краденое, поэтому судебная коллегия Верховного суда изменила приговор.

К работе приступил обновленный Верховный суд РФ

По словам доцента кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, кандидата юридических наук Александрины Рубцовой подобные случаи соответствуют закону. Некоторые смягчающие наказание обстоятельства имеют особое значение: явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления и тому подобное.

“Закон не запрещает смягчение наказания при наличии смягчающих обстоятельств за тяжкие и особо тяжкие преступления, – говорит Александрина Рубцова. – При отказе суда от смягчения наказания решение может быть обжаловано в апелляционной, кассационной или надзорной инстанции”.

Источник: https://rg.ru/2014/08/22/povinnaya.html

Сфера закона
Добавить комментарий