Юрист запроисил большое вознагрождение

Гонорар успеха: ушел, но обещал вернуться

Юрист запроисил большое вознагрождение

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый “гонорар успеха”, о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ “вне закона”, по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов “гонорар успеха” по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с “гонораром успеха” началась еще в конце 90-х годов.

Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ.

Суд посчитал, что деятельность государственных органов “не может быть предметом частноправового регулирования”, а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг.

Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г.

№ 1-П “По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью “Агентство корпоративной безопасности” и гражданина В.В. Макеева”).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя “с учетом конкретных условий развития правовой системы” предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате “гонорара успеха”, но только для адвокатов1. Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

Автор инициативы ссылался на широкое использование “гонорара успеха” за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения “неофициальных” вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

Правда, и без него позиция высших судов успешно игнорировалась юристами и их клиентами – “гонорар успеха” по-прежнему оставался довольно популярным явлением. 

Впрочем, и сам ВАС РФ довольно быстро (в том же 2007 году) смягчил свою позицию относительно условного гонорара. Так, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, Суд подчеркнул, что “гонорар успеха” взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Нижестоящие суды разделились на два лагеря: одни отказывались признавать условное вознаграждение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г.

№ Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012, постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116), другие присуждали взыскать “гонорар успеха” с проигравшей стороны при условии его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г.

№ Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

К слову, вопрос обоснованности расходов может решаться очень оригинально – например, ФАС Волго-Вятского округа посчитал, что проигравшая сторона должна возместить даже расходы юриста на такси к месту заседания (постановление ФАС Волго-Вятского округа № Ф01-1175/14 от 8 мая 2014 г. по делу № А29-8443/2011).

Почти год назад “тройка” судей ВАС РФ вынесла нашумевшее определение по делу ООО “Билла”, отказавшись передавать спор на рассмотрение Президиума ВАС РФ.

Тем самым судьи фактически подтвердили законность взыскания условного гонорара – его размер был определен как 10% от суммы взысканных с ответчика убытков и 6,5% от суммы присужденного по делу (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11).

И вот теперь, судя по всему, практика признания “гонорара успеха” незаконным переломлена окончательно. Недавно ВАС РФ опубликовал постановление по спору между ОАО “Аэропорт “Внуково” и ЗАО “Коммерческое агентство аэропорта “Домодедово”, которое давно ждали практикующие юристы.

КРАТКОРеквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.Требования заявителя (ФНС России): Взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя, в том числе 100 тыс. евро дополнительной премии, обещанной за положительное разрешение дела.Суд решил: Удовлетворить требования заявителяВозможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

ОАО “Аэропорт “Внуково” после внушительного количества инстанций и заседаний выиграло у ЗАО “Коммерческое агентство аэропорта “Домодедово” дело о взыскании долга по договору наземного обслуживания. Впоследствии аэропорт пожелал возместить свои расходы на юридические услуги и обратился с отдельным заявлением в суд.

Чтобы доказать разумность своих расходов на представителя, заявитель прибег к очень распространенному в последние годы маневру: представил почасовые ставки партнеров юридических фирм из рейтинга Legal 500, сопоставимые с теми, которые были указаны в договоре аэропорта с юристами.

Всего истец желал получить чуть более 9 млн руб., однако суды согласились только с 4 млн руб.

Аргументы судов

Арбитражный суд г. Москвы оказался самым щедрым и присудил аэропорту Внуково 8 млн руб. (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 декабря 2012 г. по делу № А40-91883/2008). В возмещении оставшегося 1 млн руб.

суд отказал, потому что усомнился в реальности количества часов, затраченных юристами на работу. Это решение было поддержано и апелляцией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г.

по делу № А40-91883/2008).

При рассмотрении этого спора ФАС Московской области и был впервые поднят вопрос о правомерности “гонорара успеха” – юристы агентства посчитали, что 100 тыс. евро, которые аэропорт пообещал выплатить своим представителям, можно расценить именно в таком качестве (в договоре они были обозначены как “дополнительная премия”).

Суд сослался на известную позицию КС РФ и уменьшил размер судебных расходов на представительство до 4 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 19 июня 2013 г. № Ф05-8262/09 по делу № А40-91883/2008). В общем-то, и аргументация была заимствована у КС РФ: судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Суд решил

В начале февраля на arbitr.ru появилась резолютивная часть решения: ВАС РФ постановил отменить все судебные акты и направить дело о возмещении судебных расходов на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Юридическое сообщество было заинтриговано мотивировкой этого решения, многие просмотрели запись заседания – и вот теперь можно ознакомиться уже с полным текстом судебного акта.

Посмотрим, какие аргументы использовал Суд.

1

Свобода договора. ВАС РФ начал с того, что напомнил о возможности сторон самостоятельно согласовать все условия договора, если только они не определены императивно. Это относится и к условию о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг.

 
Так, подчеркнул Суд, стороны вправе согласовать любую удобную форму выплаты вознаграждения – в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или же от результата этих действий (если только это не противоречит основополагающим принципам российского права).

2

Расходы на представителя должны быть разумными. Именно это требование Суд посчитал обязательным для включения сумм гонорара юриста в судебные расходы. ВАС РФ напомнил о том, что:

  • разумность расходов оценивает суд;
  • отдельные критерии оценки уже были установлены ВАС РФ: нормы расходов на командировки, стоимость экономных транспортных услуг, средняя по региону стоимость адвокатских услуг и т.д. (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 “О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации”);
  • заявитель вправе доказывать размер и факт осуществления расходов на представителя, а его процессуальный противник – их чрезмерность.

После этого Суд пошел на небольшую хитрость. Если КС РФ увязал незаконность вознаграждения только с одним фактом (зависимость размера гонорара от будущего решения суда), то ВАС РФ ввел дополнительный критерий.

Он разграничил две ситуации: 1) вынесено положительное судебное решение, но юрист не приложил к этому руки и 2) на формирование позиции суда немалое влияние оказали активные действия представителя.

ВАС РФ подчеркнул, что по-прежнему считает “гонорар успеха” незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя.

Таким образом, Суд сместил акценты в предмете договора с действий государственного органа на усилия юриста. Кстати, словосочетание “гонорар успеха” в постановлении не упоминается ни разу.

 

Кроме того, ВАС РФ использовал и другой аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг. Особенно интересен перечень “дополнительных опций” квалификации юриста, которые предлагает принимать во внимание Суд:

  • знание законодательства и судебной практики;
  • владение научными доктринами;
  • знание тенденций развития правового регулирования (причем как отечественного, так и зарубежного) спорных институтов.

По мнению многих экспертов, постановление Суда фактически означает возврат условного гонорара как вполне законного и допустимого способа установления оплаты по договору с юристом.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме: 

______________________________

1 С текстом законопроекта № 392336-4 “О внесении изменения в статью 25 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы

Источник: http://www.garant.ru/article/549802/

Гонорар успеха. Как суды стали относиться к вознаграждению, которое нужно заплатить юристу после завершения судебного процесса?

Юрист запроисил большое вознагрождение

Недавно стали появляться сообщения о том, что Верховный суд легализовал гонорар успеха (Определение ВС РФ от 26.09.

2019 № 309-ЭС19-14931 по делу № А76-26478/2018), а Госдума готовится законодательно разрешить адвокатам включать в договоры об оказании юридической помощи условия о вознаграждении, которое зависит от результата оказания услуг (законопроект № 469485-7).

Газета «ЭЖ-Юрист» решила разобраться, действительно ли уже можно переходить на включение в договоры условий о дополнительном проценте от взысканной в суде суммы или пока не стоит торопиться.

В 2007 г. Конституционный суд РФ вынес решение, в котором указал, что нельзя включать в договор на оказание юридических услуг вознаграждение, которое зависит от принятия конкретного судебного решения (постановление от 23.01.2007 № 1-П).

Несмотря на это, юристы не перестали брать с клиентов гонорар успеха.

Это привело к тому, что сейчас крайне сложно предсказать, какой будет результат, если юрист пойдет взыскивать с клиента задолженность в виде вознаграждения по результатам судебного процесса.

https://www.youtube.com/watch?v=KgakQKqiVyQ

Еще больше смуты внесли акты ВС РФ, принятые в сентябре-октябре.

В частности, ВС РФ вынес отказное определение, в котором согласился с взысканием с клиента юридической компании 10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика (дело № А76-26478/2018, по иску ООО «Центр защиты коммерческой тайны „Инфотайн“»).

В двух других случаях суды тоже взыскали с клиента аналогичное вознаграждение, но ВС РФ отправил дела на новое рассмотрение (дело № 78-КФ19-771 по иску ООО Юридическая фирма «ЛексТерра» и дело № А40-154909/2015 с участием МКА «Кворум»).

Вознаграждение для ООО «Центр защиты коммерческой тайны „Инфотайн“»

Судебным актом, который многие посчитали легализацией гонораров успеха, является Определение ВС РФ от 26.09.2019 № 309-ЭС19-14931 по делу № А76-26478/2018.

В нем ВС РФ отказал в передаче дела на рассмотрение экономической коллегии ВС РФ.

Тем самым он согласился с нижестоящими судами, которые взыскали с клиента в пользу юридической компании 10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу клиента по результатам работы юристов.

Однако это всего лишь отказное определение ВС РФ и из него не следует, что ВС РФ легализовал гонорары успеха. Но, возможно, для формирования судебной практики оно сыграет большую роль.

Суть дела: ООО «Центр защиты коммерческой тайны „Инфотайн“» заключило с ООО «Волвек Снаб» (далее — заказчик) договор на оказание юридических услуг, по которому юристы должны были взыскать в пользу заказчика убытки, возникшие из-за использования его фирменного наименования.

Исполнитель должен был собрать необходимые документы (доказательства прав заказчика), составить и отправить процессуальные документы и оказывать иные юридические услуги, необходимые для достижения целей договора. Стоимость услуг составила 60 000 руб.

Кроме того, заказчик должен был выплатить дополнительное вознаграждение в размере 10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении. Заказчик выиграл судебный процесс. Суд взыскал в пользу заказчика более 7 млн руб. убытков в виде упущенной выгоды.

Стороны подписали акты об оказании услуг на 60 000 руб. Но акт на сумму 700 000 руб. (10% от взысканного по иску) заказчик подписывать отказался. Юридическая компания подала исковое заявление о взыскании с заказчика задолженности на сумму более 700 000 руб. Заказчик сослался в суде на ничтожность условия о выплате вознаграждения в размере 10%.

Он ссылался на постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, в котором указано, что стороны договора возмездного оказания услуг не вправе обуславливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения по делу.

Суд первой инстанции взыскал с заказчика в пользу юридической компании задолженность в размере 10% от взысканной в суде суммы. Он указал, что условие договора о взыскании вознаграждения не зависело от принятия конкретного судебного решения.

Оно предусматривало выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении.

Суд отметил, что формулировки договора об исчислении вознаграждения в процентах от взысканной суммы, об основаниях для выплаты вознаграждения не противоречат выводам КС РФ. Также первая инстанция сослалась на позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в постановлении № 16291/10 от 04.02.

2014: законодательство РФ не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг.

Следовательно, стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах (в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или от результата действий исполнителя), если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ).

Президиум ВАС РФ признает противоречащими публичному порядку положения договоров возмездного оказания услуг о выплате вознаграждения исключительно в зависимости от факта принятия положительного для стороны арбитражного спора решения без совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности со стороны исполнителя.

Апелляция и кассация оставили это решение без изменения. ВС РФ с ними согласился и отказался передать жалобу на рассмотрение судебной коллегии ВС РФ.

Он учел, что целью заключения договора являлось получение правовых услуг в целях взыскания убытков заказчиком, цель была достигнута благодаря юридическим услугам, оказанным юридической компанией, а, подписывая договор, заказчик согласился с его условиями, в том числе с размером и порядком расчетов за оказанные услуги.

Гонорар юридической фирмы «ЛексТерра»

Еще одно дело в отношении гонорара успеха рассматривалось в судах общей юрисдикции и тоже дошло до ВС РФ (30.09.2019, дело № 78-КФ19-771).

Юрфирма «ЛексТерра» заключила с клиентом-физлицом договор, по которому она обязалась оказать юридические услуги, в том числе услуги по представительству в судах по вопросу взыскания долга по договору займа. По условиям договора аванс составил 480 000 руб.

Далее клиент должен был оплачивать ежемесячно 50 000 руб., а по окончании оказания услуг — премию в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Суд вынес решение в пользу клиента. Но клиент отказался выплатить юрфирме 10% от взысканной суммы.

Юрфирма подала иск к клиенту о взыскании задолженности (более 14 млн руб.). Клиент заявил встречный иск с требованием признать ничтожным условие договора о выплате вознаграждения.

Суд первой инстанции взыскал с клиента задолженность и отказал в удовлетворении встречного требования.

Он пришел к выводу об отсутствии оснований для признания этого условия договора недействительным, поскольку размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения стороны определили при заключении договора путем свободного волеизъявления. Эти условия не были поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, которые будут приняты в будущем.

Апелляция оставила это решение без изменения. Условия договора не противоречили основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ), требованиям ст.

779, 781 ГК РФ, так как фактически предусматривали обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора.

При этом выплата дополнительного вознаграждения была непосредственно связана с действиями юридической компании, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда.

Суд также не принял ссылки клиента на то, что право на вознаграждение у юрфирмы могло бы возникнуть только после фактического взыскания в пользу клиента денежных средств в порядке исполнительного производства (то есть суд деньги взыскал, но фактически их получить не удалось). Он указал, что в договоре речь шла о вознаграждении именно после взыскания денег судом, а не после исполнения судебных актов (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.12.2018 по делу № 33-26774/2018).

ВС РФ направил это дело на новое рассмотрение (полный текст на момент публикации не размещен). Он решил, что надо разобраться, чем являлся платеж в размере 10% от взысканной суммы: гонораром успеха или другим платежом.

Гонорар юристов, представляющих интересы АСВ в банкротных делах

Значимым для практики взыскания гонораров успеха также стало дело № А40-154909/2015, по которому из конкурсной массы юристам заплатили вознаграждение более 312 млн руб.

Московская коллегия адвокатов «Кворум» сопровождала процедуры банкротства Пробизнесбанка. По условиям договора стоимость оказываемых услуг состояла из двух частей: фиксированной — в размере 8,5 млн руб. в месяц и переменной — в размере 15% от фактического поступления денег в пользу банка.

Кредитор банка подал иск о признании незаконными действий Агентства по страхованию вкладов (как конкурсного управляющего) по перечислению гонорара успеха юристам из конкурсной массы. Он считал, что вознаграждение в размере 15% от фактически поступивших в конкурсную массу банка денежных средств является гонораром успеха, что недопустимо в процедурах банкротства.

Суды трех инстанций отказали в иске. Они исходили из того, что расходы на привлечение специалистов для оказания правовой помощи в деле о банкротстве были внесены в смету текущих расходов банка, смета была утверждена комитетом кредиторов, решение которого не было оспорено.

Значительный размер израсходованных средств на оплату оказанных услуг был обусловлен большим объемом работ и сложностью задач по правовому сопровождению ликвидационных процедур.

Суды отклонили довод о квалификации этой части вознаграждения как «гонорара успеха», поскольку его выплата не зависела от принятия судом положительного решения в пользу банка.

Суды признали, что дополнительное вознаграждение является допустимой частью договора об оказании юридических услуг и является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные услуги и только в случае пополнения конкурсной массы банка, то есть признается фактическим премированием адвокатов.

При подаче жалобы в ВС РФ кредитор ссылался на судебную практику, согласно которой выплата вознаграждения привлеченным консультантам в зависимости от суммы средств, поступивших в конкурсную массу, признается необоснованной при банкротстве кредитных организаций.

Такое вознаграждение впоследствии не может быть переложено на проигравшую сторону, поскольку имеется устойчивая судебная практика, согласно которой судебные расходы, составляющие гонорар успеха, не подлежат распределению на проигравшую сторону. Таким образом, выплаченные адвокатам средства выбывают из конкурсной массы безвозвратно.

Также кредитор указывал, что в данном случае не имеет значения квалификация природы переменной части вознаграждения — гонорар успеха, премирование или дополнительное вознаграждение — его выплата в любом случае не зависит от объема или качества оказанных услуг.

Поступления денежных средств в массу находятся вне контроля должника и полностью зависят от случайного фактора — платежеспособности контрагента банка. При этом большая часть выплат была обусловлена разовыми либо однотипными незначительными действиями юристов. Кроме того, неоднократно для получения денег юристы вовсе не предпринимали никаких действий.

Так, например, в отношении заемщика ООО «Фабрика Птицы» не производилась какая-либо работа по взысканию долга, дебитор погасил кредит добровольно, однако адвокатам все равно было перечислено 6,5 млн руб.

ВС РФ рассмотрел это дело 07.10.2019 и направил его на новое рассмотрение (полный текст на момент публикации не размещен). При пересмотре суду придется решить, сколько денег теперь нужно вернуть в конкурсную массу.

Адвокатам могут разрешить гонорар успеха

Вопрос о праве на включение в договор гонорара успеха сейчас рассматривается и законодателями. Еще в 2018 г. в Госдуму был внесен законопроект № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“», в нем предлагались поправки, в том числе по поводу гонорара успеха.

Госдума приняла этот законопроект в первом чтении 10.01.2019, но с условием, что будут подготовлены поправки. Пресс-служба Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству сообщила, что 1 октября 2019 г.

состоялось очередное заседание Рабочей группы по совершенствованию законодательства о судоустройстве и процессуального законодательства, созданной по распоряжению Администрации Президента РФ.

Эта рабочая группа поддержала предложение ввести «гонорар успеха» для адвокатов, то есть условие соглашения, согласно которому размер или выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи.

Цитируем документ

Адвокат вправе в соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов, включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи.

Пункт 5 ст. 1 законопроекта № 469485-7

Таким образом, в данном законопроекте предполагается, что возможность предусматривать в договорах с клиентами гонорар успеха предоставят только адвокатам.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/408490/

Мешает ли отсутствие статуса адвоката возмещать судебные расходы, понесённые стороной в арбитражном процессе?

Юрист запроисил большое вознагрождение

Отсутствие статуса адвоката у представителя стороны, выигравшей спор в суде, является одним из самых любимых доводов юристов в попытке минимизировать сумму судебных расходов, подлежащих возмещению с проигравшей стороны. Так ли обоснован и эффективен этот аргумент?

Действительно, согласно ст. 1 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” адвокатская деятельность представляет собой квалифицированную юридическую помощь. При этом законодатель усиливает эту дефиницию, дополняя, что оказывается эта помощь на профессиональной основе.

Получение статуса адвоката возможно только при наличии определенных условий и после успешной сдачи экзамена. Однако даже сами юристы, получившие статус адвоката, понимают и открыто говорят о том, что при наличии на экзамене большого количества вопросов требования к глубине и качеству ответов на них весьма условны.

Безусловно, наличие статуса адвоката связывает последнего требованиями Кодекса профессиональной этики адвоката. Но насколько часто об этих правилах помнят сами адвокаты? Порой непосредственно в судебных заседаниях они демонстрируют обратное.

Тем не менее, аргумент об отсутствии статуса адвоката у юриста, успешно отстоявшего интересы своего доверителя в суде, раз за разом озвучивается оппонентами и очень благосклонно принимается судами.

https://www.youtube.com/watch?v=BKBaxdDu7J4

В то время как, если прибегнуть к буквальному толкованию норм права (так любимому в российской правовой действительности), станет очевидным, что в основу разрешения данного вопроса положен принцип разумности.

И этот принцип никоим образом не апеллирует к статусу представителя. Статус адвоката на сегодняшний день не является обязательным для участия в арбитражном споре в качестве представителя.

Кроме того, ни в одном нормативно-правовом акте нет указания на то, что размер возмещаемых судебных расходов зависит от факта наличия или отсутствия данного статуса.

Согласно ч.2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 21.01.2016 №1 “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела” разъяснил, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

То есть основным критерием определения, разумна ли та сумма судебных расходов, которая предъявляется к возмещению, является содержание и качество самой юридической услуги. Технически для оценки разумности необходимо определиться с тем, что из себя представляла услуга.

Здесь большое значение имеют навыки представителя, помимо всего прочего, предоставить суду анализ оказания юридической услуги как бизнес-процесса. То есть способность юриста чётко определить и показать, из каких конкретно стадий состояло оказание услуг и какие действия каждая из них включала.

В качестве иллюстрации и доказательства разумности, я считаю, наиболее целесообразным использовать отчёт об оказанных услугах.

Как правило, самым удобным вариантом является сводный отчёт по итогам завершения судебного процесса со ссылками на реквизиты подготовленных документов, даты совершения тех или иных действий.

Такой отчёт позволяет наглядно продемонстрировать суду объём оказанных представителем услуг.

В качестве критериев разумности судебных расходов Верховный Суд РФ называет объем заявленных требований, цену иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. То есть этот перечень является открытым.

Цена иска. Аргумент о высокой цене иска самый распространённый и казалось бы самый понятный. Хотя оценочный характер здесь так же не исключён. Та сумма, которую один судья сочтёт значительной, другому – может показаться заурядной.

Самым простым способом аргументировать значимость величины исковых требований можно считать градацию, предложенную самим законодателем в ст. 333.21 НК РФ для определения размера государственной пошлины, подлежащей уплате. То есть иски с ценой более 2 млн.

рублей можно отнести к крупным.

Сложнее выглядит ситуация, когда требование носит неимущественный характер. Тут необходимо обосновывать значимость защищаемых интересов для той или иной компании. Насколько нарушение прав могло повлиять на судьбу хозяйствующего субъекта и его функционирование. Самый эффективный вариант – представить это в цифрах.

Продолжительность рассмотрения дела. Безусловно, когда речь идет о комплексном судебном представительстве, большое значение для оценки разумности судебных расходов имеет длительность процесса (количество лет), количество пройденных судебных инстанций, факт возврата дела на новое рассмотрение.

В моей практике есть корпоративный спор, который рассматривался более 2 лет, решение по делу дважды рассматривалось в апелляционной и кассационной инстанциях. Дело было возвращено на новое рассмотрение с целым рядом замечаний суда кассационной инстанции. После завершения рассмотрения дела в пользу моего доверителя при взыскании судебных расходов оппоненты заявили, что дело было простое.

Конечно, этот довод опровергался самими материалами дела.

Длительность разрешения спора, отмена при первом рассмотрении дела судебных актов первой и апелляционной инстанции, направление дела на новое рассмотрение, привлечение при повторном рассмотрении дела 9 свидетелей и проведение 5 дополнительных судебных заседаний, большая часть которых длилась по несколько часов, – сами по себе свидетельствуют о том, что спор можно однозначно отнести к числу особо сложных.

https://www.youtube.com/watch?v=3ZxdbrpmwCk

Указанные выше доводы оппонентов о простоте спора, безусловно, раздражают, но иногда играют на руку.

Поскольку если оппонент считает дело простым, но продолжал в своё время оспаривать решение суда в вышестоящих инстанциях, то он подтверждает тем самым своё недобросовестное процессуальное поведение, стремление затягивать процесс и намеренное создание условий для увеличения судебных расходов, как на стороне своего доверителя, так и на стороне выигравшей спор стороны.

Время, необходимое на подготовку процессуальных документов. В данном случае этот  критерий, я считаю, необходимо рассматривать с двух сторон: 1.) Насколько срочно представителю пришлось готовить те или иные процессуальные документы.

Когда процессуальный противник предоставляет все свои документы в последний момент, это увеличивает нагрузку на другого представителя. Такое процессуальное поведение оппонента(ов) требует оперативной реакции, и такие услуги не могут стоить дёшево. 2.

) Каков в целом объём и содержание процессуальных документов, и какое минимальное время необходимо для качественной подготовки этих процессуальных документов. Данный критерий тесно связан с тематикой спора.

При наличии в деле большого объема бухгалтерской документации, её анализ может занимать от нескольких дней до нескольких недель. Что не может не увеличивать стоимость оказываемых юридических услуг.

Сложность дела. Более оценочного критерия в этом списке нет. По сути он предполагает синтез всех остальных критериев. Однако опираться в этом вопросе на что-то систематизированное и признанное судейским сообществом всё же необходимо.

Так, например, существует Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 №167 “Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах Российской Федерации”.

В данном документе обозначены категории дел от менее сложных дел до дел особо сложных (исходя из правовой природы экономического спора).

Сложно отрицать, что корпоративный спор или спор, связанный с защитой права собственности, относится к категории дел особой сложности, учитывая, что именно таковым он признаётся при оценке работы самих судей.

В качестве аргумента в пользу сложности дела также целесообразно указать большой объём применяемых к спорным правоотношениям правовых норм, а также их отношение к различным отраслям права. То есть когда отстаивание интересов доверителя в судебном процессе требует от представителя глубоких знаний в разных отраслях права.

При определении разумности могут учитываться и другие обстоятельства. К ним я отнесла бы:

  1. наличие большого количества свидетелей в арбитражном процессе, продолжительность их допроса и развернутость списка вопросов, подготовленных представителем выигравшей спор стороны.
  2. количество участвующих в деле лиц, а также степень их участия (заявлялись ими самостоятельные требования или нет, активно участвовали в процессе или нет). Значение имеет также, кто именно был привлечён в процесс (были ли это коммерческие организации, органы государственной или муниципальной власти, правоохранительные органы).
  3. проведение в рамках судебного разбирательства экспертиз, их содержание и сложность (комплексность). Объем и содержание подготовленных для экспертов представителем вопросов, их качество. Степень вовлечения юриста в проведение экспертизы (выезды на место, участие в осмотре и т.д.).
  4. наличие у юриста дополнительных навыков, которые потребовались для полноценного представления интересов доверителя в данном споре, объем их применения.
  5. сложность и время, необходимое для поиска и предоставления суду доказательств. Такие ситуации возникают, когда ряд обстоятельств дела могут быть подтверждены материалами иных судебных дел, материалами проверок, проведённых правоохранительными органами, когда требуется сбор доказательств в виде официальных справок и ответов от третьих лиц, сбор большого объема сведений из общедоступных источников, их анализ, структурирование и т.п.
  6. соотношение количества представителей на одной и на другой стороне спора.

В моей практике были случаи, когда оппонент нанимал сразу нескольких юристов (адвокатов) для представления своих интересов. Это, безусловно, право оппонента так усиливать свою позицию, но в таком случае доводы об отсутствии у единственного представителя выигравшей стороны статуса адвоката будут выглядеть совсем несуразно. Как впрочем и доводы о простоте судебного дела.

  1. наличие в деле нескольких однородных требований или многоэпизодность дела.
  2. отсутствие сложившейся правоприменительной арбитражной практики по вопросу, рассматриваемому в рамках дела.

В пункте 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.

2004 №82 “О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации” указано, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

Это любопытно, поскольку возникает вопрос: применимы ли рекомендации о порядке определения размера вознаграждения адвокатов соответствующего региона в качестве доказательства (или некоего ориентира), когда речь идёт о юристе, не обладающем статусом адвоката? Я знаю один такой пример, но это скорее исключение из правил.  В той ситуации, помимо всего прочего, в материалах дела было письмо официального органа о том, что стоимость услуг адвокатов и юристов, не обладающих соответствующим статусом, отличаются несущественно.

Поэтому, я считаю, что при обосновании разумности предъявляемых к возмещению судебных расходов лицам, не являющимся адвокатами, лучше прибегать к иным доказательствам.

Органы статистики, к сожалению, не обладают достаточным объемом данных для того, чтобы предоставить их в качестве справки в судебные органы.

При сложившихся обстоятельствах в качестве доказательства разумности взыскиваемых судебных расходов можно использовать заключения экспертов (самый достоверный, доказательственно сильный, но дорогостоящий вариант), можно запросить официальные справки у коллег (с указанием всех параметров дела и периода рассмотрения спора), а также воспользоваться сведениями из общедоступных источников (сайты юридических компаний, если на них размещаются прайс-листы). Последний вариант наименее достоверный и подходит для случаев, когда дело не носило экстраординарный характер. В то время как предоставление справок или официальных ответов юристов-коллег о стоимости аналогичных услуг является оптимальным способом решения этого вопроса.

Как видно из анализа основных критериев разумности судебных расходов, ни один из них напрямую не имеет отношения к наличию или отсутствию статуса адвоката.

Более того, Верховный Суд РФ разъяснил, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле.

Я считаю, что эту рекомендацию можно толковать расширительно и рассматривать её в целом, как указание на то, что основополагающим критерием оценки должно быть только качество оказываемой услуги/услуг, а не статус представителя.

Таким образом, если убедительно и детально аргументировать разумность судебных расходов, довод об отсутствии у представителя стороны, выигравшей спор в суде, статуса адвоката не будет иметь доказательственной силы.

Нельзя не отметить, что одной из проблем развития практики по вопросам возмещения судебных расходов, на мой взгляд, является то, что суды при вынесении определений о взыскании судебных расходов, даже если учитывают все доводы представителя, полноценный анализ им в судебном акте не дают или делают это очень скупо. Аналогичным образом выглядит ситуация с мотивами, по которым суд отвергает те или иные доводы сторон. Существуют редкие исключения из этого правила, благодаря которым в рассматриваемом вопросе всё же иногда случаются принципиальные сдвиги.

Обозначу сразу, что я за то, чтобы квалификация юристов была высокой и требовала получения время от времени определённого подтверждения.

Этому вопросу я даже в своё время посвятила отдельную главу в своей дипломной работе “Правовые проблемы возмездного оказания юридических услуг”, но я не согласна с тем, что наличие или отсутствие статуса адвоката в нашей сегодняшней правовой реальности может и имеет право предопределять разрешение вопроса о том, разумна заявленная к возмещению сумма судебных расходов или нет.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/meshaet_li_otsutstvie_statusa_advokata_vozmeschat_sudebnye_rashody_ponesyonnye_storonoj_v_arbitrazhn/79211

Сфера закона
Добавить комментарий