Как защитить права при привлечении к ответственности по статье 12,26 часть 1 КоАП РФ?

Вс рф: процедура привлечения нетрезвого водителя к ответственности должна быть безупречной

Как защитить права при привлечении к ответственности по статье 12,26 часть 1 КоАП РФ?

Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения – одно из наиболее серьезных нарушений со стороны водителя. Тем не менее, далеко не всегда все так очевидно, как кажется.

В своих недавних постановлениях ВС РФ напомнил, что важно не только наличие оснований для административного наказания, но и безупречное соблюдение процедуры привлечения лица к ответственности.

Рассмотрим несколько важных аспектов, на которые обратил внимание Суд.
 

Передать управление автомобилем нетрезвому лицу может только водитель

Т. была привлечена к административной ответственности за то, что 25 июля 2015 года передала управление принадлежащим ей автомобилем своему мужу П., находящемуся в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 12.8 КоАП, абз. 3 п. 2.7 ПДД).

За допущенное правонарушение на нее был наложен штраф в размере 30 тыс. руб. с лишением водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 77 Выборгского района Ленинградской области от 24 декабря 2015 г.

№ 3-454/15-77).

Свою вину Т. не признала, поэтому обратилась к адвокату, который обжаловал этот судебный акт. В жалобе он ссылался на то, что автомобиль, приобретенный в период брака, является совместной собственностью супругов, к тому же П. вписан в полис ОСАГО – таким образом, согласия Т.

на то, чтобы машиной управлял муж, не требовалось. Тем не менее, вышестоящие суды поддержали вывод коллеги и оставили постановление без изменения (решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 12 апреля 2016 г.

№ 12-257/2016, постановление Ленинградского областного суда от 8 июля 2016 г. № 4а-306/2016).

Вина Т., по мнению судов, была полностью подтверждена протоколами об административном правонарушении и об отстранении П. от управления транспортным средством, а также актом медицинского освидетельствования П. на состояние опьянения.

Кроме того, инспектор ГИБДД, составивший протокол, подтвердил, что Т. передала П. управление автомобилем, и пояснил: она этого не оспаривала – своей подписью в протоколе Т. удостоверила факт нарушения и никаких замечаний не внесла.

О том, в течение какого периода со дня правонарушения лицо может быть привлечено к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и при каких обстоятельствах возможно увеличение этого срока, узнайте из материала “Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение ПДД” в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный

доступ на 3 дня!

Получить доступ

Однако адвокат таким вердиктом остался недоволен и обратился с жалобой в ВС РФ, и тот согласился с позицией защитника (Постановление ВС РФ от 17 ноября 2016 г. № 33-АД16-15).

Суд подчеркнул, что довод адвоката о том, что П. не требовалось согласие супруги на управление автомобилем, поскольку он был внесен в полис ОСАГО, а автомобиль находился в совместной собственности супругов, другими доказательствами не опровергнут.

Более того, субъектом вмененного Т. правонарушения считается именно водитель автомобиля вне зависимости от того, является ли он его владельцем (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г.

№ 18 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ”; далее – Постановление № 18). То есть привлечь к ответственности по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ можно только то лицо, которое управляло автомобилем перед тем, как передать руль другому.

Однако, подчеркнул ВС РФ, доказательства, на которые ссылались нижестоящие суды, не подтверждают вывод о том, что Т. в момент передачи мужу управления являлась водителем транспортного средства.

К тому же она настаивала на том, что не знала об употреблении ее супругом накануне поездки спиртных напитков, а видимых признаков алкогольного опьянения у него не имелось.

По общему правилу неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ). Поэтому ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Т.

Отметим, что схожие выводы есть и в других постановлениях ВС РФ (Постановление ВС РФ от 25 апреля 2016 г. № 12-АД16-4, Постановление ВС РФ от 15 июня 2016 г. № 84-АД16-4).
 

При составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения должен быть строго соблюден интервал между двумя замерами

П. был привлечен к административной ответственности за то, что 13 октября 2015 года управлял автомобилем в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП, абз. 1 п. 2.7 ПДД). За это он был оштрафован на 30 тыс. руб. и лишен водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 124 Безенчукского судебного района Самарской области от 15 декабря 2015 г. № 5-787/15).

Обжалование этого постановления результата не дало. П. указал что был трезв, а сотрудники ГИБДД оказывали на него моральное давление при составлении процессуальных документов, но несмотря на это, судьи также пришли к выводу о его виновности (решение Безенчукского районного суда Самарской области от 22 января 2016 г.

, постановление Самарского областного суда от 23 мая 2016 г. № 4А-560/2016). По их мнению, акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вполне достаточно, чтобы привлечь водителя к ответственности. Однако ВС РФ, куда П.

также обратился с жалобой, с этим выводом не согласился и отметил следующее (Постановление ВС РФ от 18 ноября 2016 г. № 46-АД16-24).

Ответственность за вождение в нетрезвом виде наступает только тогда, когда установлен факт употребления водителем алкоголя (Примечание к ст. 12.8 КоАП РФ).

Доказательствами этого являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 Постановления № 18).

И по результатам проведенного в отношении П. медицинского освидетельствования действительно был оформлен акт.

Вместе с тем, отметил Суд, при составлении этого акта медицинский работник проигнорировал требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее – Инструкция).

В настоящий момент Инструкция утратила силу в связи с утверждением Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (утв. приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н; далее – Порядок), но действовала на момент совершения проступка.

Положения старого и нового документов во многом совпадают.

Так, в ходе медицинского освидетельствования медики оценивают концентрацию алкоголя в воздухе, который выдыхает водитель. Если она выше 0,16 мг на л, состояние опьянения считается подтвержденным (п. 16 Инструкции, п. 11 Порядка). Важно, чтобы такое измерение было проведено дважды, с интервалом 15-20 минут.

При этом, как подчеркнул ВС РФ, из акта медицинского освидетельствования П. от 13 октября 2015 г. следует, что при проведении повторного измерения положенный интервал не был соблюден – первое исследование выдыхаемого воздуха проведено в 04.36, второе – в 04.49, то есть через 13 минут.

Допущенное врачом нарушение, заключил Суд, не позволяет признать заключение объективным. А значит, данный акт допустимым доказательством по делу об административном правонарушении не является. И однозначный вывод о том, что в действиях П. имелся состав вмененного ему административного правонарушения, сделать невозможно.

Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу этого лица (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ), судебные акты нижестоящих судов были отменены, а производство по делу об административном правонарушении в отношении П. – прекращено.

Схожая позиция также содержится в других актах Суда (Постановление ВС РФ от 12 октября 2016 г. № 44-АД16-26, Постановление ВС РФ от 21 ноября 2016 г. № 86-АД16-7).
 

Внесение в протокол об административном правонарушении изменений без ведома водителя является основанием для освобождения его от ответственности

4 апреля 2015 года инспектор ГИБДД составил в отношении Г. протокол, согласно которому водитель управлял транспортным средством, будучи нетрезв (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ). Инспектор сделал этот вывод на основании таких признаков, как запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, покраснение кожи на лице, а также поведение, не соответствующее обстановке.

Первоначально водитель согласился пройти медицинское освидетельствование, поэтому был направлен инспектором ГИБДД в медицинское учреждение в присутствии двух понятых (ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ). Однако прибыв туда, он отказался от проведения процедуры.

В связи с этим действия Г. были переквалифицированы, и в протоколе сделана отметка о том, что водитель отказался проходить медицинское освидетельствование – а это, напомним, образует самостоятельный состав правонарушения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ).

В итоге суд обязал водителя уплатить штраф в размере 30 тыс. руб. и лишил его прав на полтора года именно по указанному составу (постановление мирового судьи судебного участка № 27 Нолинского судебного района Кировской области от 19 мая 2015 г.

№ 5-157/2015).

Источник: http://www.garant.ru/article/1074543/

Прокурор разъясняет Статья 12.26. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

Как защитить права при привлечении к ответственности по статье 12,26 часть 1 КоАП РФ?

25 августа 2015 г.

Прокурор разъясняет Статья 12.26. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

1. В соответствии с п. 2.3.2 Правил дорожного движения водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить

освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. К таким должностным лицам в соответствии с п. 3 Положения о федеральном государственном надзоре в области безопасности дорожного движения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.08.

2013 N 716, относятся должностные лица и сотрудники Г осавтоинспекции, а также участковые уполномоченные полиции. Следует особо подчеркнуть, что ответственность по комментируемой статье наступает лишь в случае отказа от прохождения медицинского освидетельствования.

Отказ от прохождения освидетельствования на состояние опьянения, проводимого сотрудником Госавтоинспекции, может рассматриваться как одно из оснований для направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Таким образом, невыполнение законного требования сотрудника Госавтоинспекции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 1 статьи.

2. Для квалификации нарушения по ч. 2 статьи, кроме фиксации факта отказа от прохождения освидетельствования, необходимо установить и факт, что водитель не имеет права управления транспортными средствами вообще либо лишен такого права. Для правильной квалификации правонарушения, предусмотренного ст.12.

26 КоАП РФ, важное значение имеют разъяснения по этому вопросу, данные в п.

9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 18, где, в частности, установлено, что основанием привлечения к административной ответственности по комментируемой статье является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу Г осавтоинспекции, так и медицинскому работнику. В качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования.При рассмотрении этих дел необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование. О законности таких оснований свидетельствуют: отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в н. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475; несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в н. 3 названных Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. О соблюдении установленного порядка

направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование. Если при составлении протокола отсутствовал один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам ст. 26.

11 КоАП РФ с учетом требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.  Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.

12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении как относящиеся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ).

Представление впоследствии в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника полиции.

Судье в указанном случае необходимо учитывать обстоятельства отказа от прохождения медицинского освидетельствования, временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования но инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

3. Субъектом рассматриваемых административных правонарушений является водитель, под которым понимается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению.

4. С субъективной стороны комментируемые правонарушения предполагают наличие у виновного прямого умысла.

5.При выявлении административных правонарушений, предусмотренных комментируемой статьей, водитель отстраняется от управления транспортным средством (ст. 27.12 Ко АП РФ).

Проводится освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 27.12 Ко АП РФ).

Транспортное средство подлежит задержанию и помещению на
специализированную стоянку (ст. 27.13 КоАП РФ).

6. Протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов внутренних дел (полиции) (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

7. Рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, отнесено к исключительной компетенции судей (ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ).

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/terr/reg_viborg/news/71718/

Вс разъяснил вопросы ответственности за дорожно-транспортные нарушения

Как защитить права при привлечении к ответственности по статье 12,26 часть 1 КоАП РФ?

25 июня Верховный Суд РФ принял Постановление «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ», большинство разъяснений которого посвящены вопросам квалификации правонарушений в области дорожного движения. Как ранее писала «АГ», проект документа в первом чтении рассматривался 11 июня и был направлен на доработку.

Вопросы квалификации

Адвокаты оценили проект разъяснений ВС об ответственности за нарушения в области дорожного движенияПленум ВС доработает проект постановления о рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных гл.

12 КоАП

Так, в п. 1 постановления разъясняется, что при рассмотрении дел о правонарушениях, предусмотренных гл.

12 КоАП, водителем признается лицо, управляющее транспортным средством, в том числе не имеющее водительских прав либо лишенное их.

В п. 2 указано, какие средства относятся к транспортным. При этом под управлением подразумевается целенаправленное воздействие лица на ТС, в результате которого оно перемещается, вне зависимости от запуска двигателя.

Из п. 3 после доработки проекта удалено указание, что правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.1 КоАП, является длящимся. В то же время отмечается, что оно выражается в управлении не зарегистрированным в установленном порядке транспортным средством либо регистрация которого прекращена (аннулирована).

Административной ответственности в данном случае подлежит водитель. Также в постановлении подчеркивается, что субъективная сторона состава правонарушения, предусмотренного указанной нормой, характеризуется как умышленной, так и неосторожной формой вины, установление которой обязательно при рассмотрении дела.

В п. 4 проекта были внесены поправки, касающиеся регистрационного знака.

В постановлении отмечается, что видоизмененным является госномер, в который были внесены изменения, искажающие нанесенные на него символы либо один из них (например, путем заклеивания), либо способ установки которого препятствует его прочтению и идентификации (в частности, путем переворота пластины госзнака). Также из этого пункта было удалено указание, что к подложным относятся госномера, изготовленные неуполномоченными лицами.

В п. 5 разъяснена ответственность водителя за отсутствие полиса ОСАГО. Так, действия водителя квалифицируются по ч. 2 ст. 12.3 КоАП, если на момент проверки у него отсутствовал при себе полис, выданный на бланке. Непредъявление уполномоченному лицу электронного полиса не образует объективную сторону состава правонарушения.

Как указано в п.

6 постановления, установка на передней части ТС световых приборов с огнями красного цвета или красных световозвращающих приспособлений, а также световых приборов, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, квалифицируется по ч. 1 ст. 12.4 КоАП.

Пленум ВС указал, что объективная сторона состава правонарушения может иметь место только в случае одновременного несоответствия цвета огней и режима работы приборов установленным требованиям. Несоответствие только цвета или режима может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 12.5 КоАП.

В постановлении скорректировано, что под незаконной установкой опознавательного знака «Инвалид» понимается его размещение на ТС, которым управляет лицо, не являющееся инвалидом и не использующее его в момент выявления правонарушения для перевозки инвалидов или детей-инвалидов. Также разъяснена ответственность за незаконное нанесение на наружные поверхности ТС специальных цветографических схем автомобилей оперативных служб, в том числе сходных с ними до степени смешения.

Изменения были внесены и в п. 7. Так, в итоговом тексте постановления указано, что управление ТС, на передней части которого установлен бампер, не предусмотренный конструкцией, без разрешения уполномоченных органов (должностных лиц) квалифицируется по ч. 1 ст. 12.5 КоАП.

В п. 8 разъяснено, что управление ТС водителем, не имеющим прав (за исключением учебной езды), квалифицируется по ч. 1 ст. 12.7 КоАП, а лишенным прав – по ч. 2 данной статьи.

Подчеркивается, что лишение водительских прав означает одновременное лишение права управления всеми транспортными средствами независимо от категории.

Управление ТС водителем, лишенным прав и не выполнившим условий для их возврата после истечения срока наказания, квалифицируется по ч. 1 ст. 12.7 КоАП (п. 9).

В п. 10 постановления указано, что ответственность по ч. 3 ст. 12.7 КоАП наступает за передачу управления ТС лицу, заведомо не имеющему водительских прав (кроме учебной езды) или лишенному их.

Следовательно, не подлежит квалификации по указанной норме передача управления лицу, действие прав которого временно ограничено в соответствии с законодательством об исполнительном производстве.

Сам водитель в таком случае может быть привлечен к ответственности по ст. 17.17 КоАП.

Управление ТС водителем в состоянии опьянения или передача управления лицу, находящемуся в таком состоянии, квалифицируются по ст. 12.8 КоАП, а невыполнение водителем требования о прохождении освидетельствования на состояние опьянения – по ст. 12.26 (п. 11).

При наличии сомнений в законности акта освидетельствования судья должен проверить сведения о подготовке врача (за исключением психиатра-нарколога) либо фельдшера по вопросам проведения процедуры, а у медицинской организации – наличие лицензии на проведение освидетельствования.

В п. 12 указано, что правонарушения, предусмотренные ст. 12.8 и 12.26 КоАП, не могут быть отнесены к малозначительным, а виновники – освобождены от административной ответственности. Повторное совершение указанных правонарушений влечет уголовное наказание (п. 13).

Правоприменительная практика «сбилась с пути»Поможет ли проект постановления Пленума ВС вернуть ее в нужное русло?

В п. 14 разъясняется, что ответственность по ч. 2 ст. 12.17 КоАП наступает за непредоставление преимущества в движении специальному ТС. Из п. 15 проекта было удалено указание, что обгон тихоходов не может быть квалифицирован по ч.

4 ст. 12.15 КоАП, если в зоне действия дорожного знака, запрещающего обгон, имеется разметка 1.1 или 1.11. Несоблюдение водителем требований, предписанных дорожными знаками или разметкой, квалифицируется по ч. 1 ст. 12.16 КоАП (п. 16).

В п. 17 постановления указано, что нарушения правил остановки или стоянки транспортных средств квалифицируются по ч. 1 ст. 12.19 КоАП.

В результате доработки указанного пункта подчеркивается, что в случае выявления такого нарушения, в том числе при фиксации автоматическими средствами, нарушитель может быть привлечен к ответственности однократно до пресечения противоправного действия (применения меры обеспечения в виде задержания ТС) либо до его добровольного прекращения.

Как отмечается в п. 18, при рассмотрении дел, предусмотренных ч. 1–6 ст. 12.21.

1 КоАП, следует учитывать, что в зависимости от способа выявления правонарушения его субъектами являются либо водители, должностные лица, ответственные за перевозку, юрлица, индивидуальные предприниматели, либо только собственники (владельцы) тяжеловесных и (или) крупногабаритных ТС. Привлечение к ответственности указанного лица исключает привлечение за то же правонарушение собственника (владельца) ТС, не являющегося одним из перечисленных субъектов.

Как разъяснено в п. 19 постановления, водитель, нарушивший ПДД или правила эксплуатации ТС, не может одновременно являться лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевшим.

Так, если в ДТП пострадал только водитель, его действия (бездействие) не подлежат квалификации по ст. 12.24 КоАП. Если при этом здоровью потерпевшего был причинен легкий либо средней тяжести вред, такие действия (бездействие) водителя могут квалифицироваться по ст. 12.12 или ч.

2 ст. 12.5 и по ч. 1 или 2 ст. 12.24 КоАП.

В п. 20 разъясняются вопросы ответственности за ДТП. Так, по ст. 12.27 КоАП привлекается водитель, причастный к аварии.

Если участниками ДТП стали лица, управляющие велосипедом, возчики или другие лица, участвующие в дорожном движении и нарушившие ПДД, их действия (бездействие) могут быть квалифицированы по соответствующей части ст. 12.29, 12.30 Кодекса. По ч. 2 ст. 12.

27 КоАП, как указано в данном пункте постановления после доработки, квалифицируется невозвращение водителя к месту ДТП, участником которого он являлся, после доставления им пострадавшего на своем ТС в лечебное учреждение.

При решении вопроса о том, образуют ли действия (бездействие) лица, связанные с допуском к управлению ТС водителя, не имеющего прав, состав правонарушения по ст. 12.32 КоАП, необходимо учитывать наличие умысла (п. 21 постановления).

Для правильной квалификации правонарушения, указал ВС в п.

22 постановления, следует исходить из того, что повторным является правонарушение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию за однородное правонарушение, а также если признак повторности является элементом объективной стороны состава правонарушения. Судье следует иметь в виду, что лицо считается подвергнутым наказанию до истечения года со дня окончания исполнения постановления в полном объеме.

Кроме того, одной из гарантий обеспечения прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, является требование о применении мер обеспечения производства с участием понятых или с использованием видеозаписи (п. 23).

Военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, несут административную ответственность на общих основаниях (п. 24).

Действия (бездействие) должностных лиц, связанные с применением мер обеспечения производства по делу (например, задержание ТС или его возврат после устранения причины задержания), которые не могут повлиять на вывод о виновности либо невиновности лица, но повлекшие нарушение прав и свобод участников производства по делу, могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном КАС РФ (п. 25).

Фиксация правонарушений

Как разъясняется в п.

26 постановления, если правонарушение было зафиксировано с помощью технических средств, которые не работали в автоматическом режиме, либо с использованием телефона, видеокамеры или видеорегистратора, в отношении водителя выносится постановление либо составляется протокол на основании ч. 1 ст. 28.2, либо определение о возбуждении дела и проведении административного расследования в порядке ст. 28.7 КоАП. Полученные с использованием технических средств материалы могут быть приобщены к материалам дела в качестве доказательств.

В случае несогласия с вынесенным постановлением собственник ТС освобождается от ответственности, если будет подтверждено, что в момент фиксации правонарушения ТС находилось во владении или пользовании другого лица либо выбыло из обладания владельца в результате противоправных деяний других лиц (п. 27).

Нахождение в момент совершения нарушения правил движения тяжеловесного и (или) крупногабаритного ТС, принадлежащего собственнику (владельцу), во владении или в пользовании другого лица как основание освобождения собственника (владельца) от ответственности не распространяется на случаи управления ТС водителем по трудовому договору, заключенному между ним и собственником (владельцем) (п. 28).

В п. 29 постановления разъяснено, что конструктивные особенности прицепа и невозможность его самостоятельного передвижения без тягача не являются основаниями для освобождения владельца прицепа от ответственности.

При пересмотре постановления о назначении наказания за правонарушение, выявленное и зафиксированное автоматическими средствами, проверке подлежат доводы данного лица о невозможности прекращения им противоправных действий в связи с организацией движения на конкретном участке дороги (п. 30).

Особенности наказания в виде лишения прав

В п.

31 документа ВС отметил, что срок исполнения наказания в виде лишения прав, назначенного лицу, уже лишенному права управления ТС на основании постановления, начинает исчисляться не с момента его вступления в силу, а со дня, следующего за днем окончания срока наказания, примененного ранее (ч. 3 ст. 32.7 КоАП). В то же время необходимо учитывать, что сроки лишения прав и уголовного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью по управлению ТС исчисляются самостоятельно.

Наиболее масштабные изменения коснулись п. 32, который был разделен на два пункта.

Согласно разъяснениям, в резолютивной части постановления о назначении наказания в виде лишения прав должно быть указано соответствующее подразделение органа, уполномоченного исполнять такое наказание.

Таковым, как правило, выступает подразделение, должностное лицо которого направило дело об административном правонарушении на рассмотрение судье, в том числе если постановление вынесено в отношении лица, проживающего за пределами РФ.

В отношении лица, проживающего в России, исполнение постановления может быть возложено на подразделение уполномоченного органа по месту жительства (месту пребывания) нарушителя, в том числе в случае удовлетворения ходатайства о рассмотрении дела по месту его жительства.

При уклонении лица, лишенного прав, от сдачи соответствующего удостоверения срок их лишения прерывается. Течение прерванного срока продолжается со дня сдачи удостоверения либо его изъятия (в том числе если срок его действия истек), а равно со дня получения соответствующим подразделением заявления лица об утрате водительского удостоверения.

Вместе с тем, указал ВС, если лицо заявило об утрате водительских прав, при этом продолжило управлять ТС, что подтверждается фактом изъятия удостоверения, срок лишения прав считается прерванным, и продолжение исчисления его течения производится со дня изъятия документа.

В п. 33 отмечается, что постановление о назначении наказания в виде лишения прав должно быть направлено судьей в подразделение органа, на которое возложено его исполнение, с отметкой о дне вступления в законную силу, в течение трех суток с указанного дня, а в случае рассмотрения жалобы, протеста – со дня поступления соответствующего решения из суда.

В заключительном пункте указано, что в связи с принятием постановления п. 1–12.2 Постановления Пленума ВС от 24 октября 2006 г. № 18 не подлежат применению.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-voprosy-otvetstvennosti-za-dorozhno-transportnye-narusheniya/

Сфера закона
Добавить комментарий