Может ли военный суд судить гражданского за убийство?

Правовые основы деятельности военных судов Ливана

Может ли военный суд судить гражданского за убийство?

УДК 344.312(569.3)

https ://doi.org/10.24158/tipor.2017.4.27

Эль Муссави Хуссейн Салех магистр права,

аспирант кафедры теории и истории государства и права

Кубанского государственного университета

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННЫХ СУДОВ ЛИВАНА

El Mousavi Hussain Saleh

Master of Laws, PhD student, Theory and History of State and Law Department, Kuban State University

LEGAL FRAMEWORK OF LEBANON'S MILITARY COURTS ACTIVITIES

Аннотация:

В статье рассматриваются правовая основа, компетенция, организация и деятельность военных судов в Ливане на основе анализа действующего законодательства Ливана, отчетов и рекомендаций международных организаций. Приводятся факты нарушений основных прав и свобод граждан при рассмотрении дел в военных судах. Дается оценка статуса военных судов с точки зрения основных конституционных принципов Ливана.

Ключевые слова:

система специальных судов, военный суд, военный трибунал, судебная система Ливана.

Summary:

This article discusses the legal framework, competence, organization and activities of military courts in Lebanon analysis of the current legislation of Lebanon, reports and recommendations of international organizations.

The paper provides evidence of violations of citizens' basic rights and freedoms during case hearing in military courts.

Besides, it assesses the status of military courts from the point of view of the fundamental constitutional principles of Lebanon.

Keywords:

special courts system, military court, military tribunal, court system of Lebanon.

К числу специальных судов, наличие которых уже само по себе свидетельствует о специфике судебной системы в Ливане, наряду с Высоким судом правосудия и Советом справедливости относятся военные суды, деятельность которых подвергается серьезной критике. В связи с этим представляется необходимым проанализировать их статус на предмет законности и правомерности методов, применяемых в процессе рассмотрения дел.

Военный трибунал и военная судебная власть организованы рядом законодательных декретов, которые определяют структуру военных судов, применяемые наказания, уголовно-военные процедуры и мандат военной судебной власти [1]. Статья 1 Закона № 24/68 от 13 апреля 1968 г.

, также известного как Военный уголовный кодекс, предусматривает, что военная судебная власть состоит из военного суда кассации, постоянного военного суда, единоличных военных судей и следственного судьи (члена коллегиального суда первой степени, который изучает полученные материалы и принимает решение о привлечении к ответственности), комиссара правительства военного суда, который играет роль военного обвинителя. Согласно этой же статье, военные суды являются частью Министерства обороны, а не Министерства юстиции.

В последнее время имеет место определенная дискуссия об отмене этой юрисдикции, с тем чтобы включить ее в общие уголовные суды.

Военные суды обладают официальной юрисдикцией по проступкам и преступлениям, совершенным военнослужащими, гражданскими сотрудниками вооруженных сил и сил внутренней безопасности.

Военные суды, согласно Закону № 24/68, включают военного единоличного судью суда в каждой губернии и военный суд первой инстанции в Бейруте. Первые состоят из военных и гражданских судей, в то время как военный единоличный судья обязательно должен быть военным офицером.

Судьи могут также быть военнослужащими со степенями в области юриспруденции. Кроме того, закон предусматривает постоянный военный суд в Бейруте, состоящий из офицера, занимающего должность президента, и четырех участников, один из которых является гражданским судьей.

Обвинитель суда кассации действует от имени правительства при рассмотрении дел в военном суде кассации.

Военные суды также могут судить гражданских лиц, предположительно вовлеченных в терроризм или создающих своими действиями угрозу национальной безопасности, либо в том случае, если преступление совершено гражданским лицом совместно с членом вооруженных сил. Военный кассационный суд в Бейруте может отменять постановления низших военных судов.

Деятельность военного суда и совета судей постоянно подвергается разносторонней критике со стороны граждан, профессиональных юристов, а также различных международных организаций.

Так, когда закончилась гражданская война, был принят закон, в соответствии с которым лица, ответственные за преступления, совершенные во время гражданской войны, не будут признаваться виновными в ливанских судах. Закон о всеобщей амнистии был принят 28 марта 1991 г. [2].

Статья 3.2 данного закона исключает преступления, иски по которым были поданы в Совет судей до этой

даты. Многие полевые командиры или руководители милиции, предположительно ответственные за преступления во время войны, не предстали перед судом, несмотря на то что было инициировано интенсивное лоббирование на всех уровнях общества для того, чтобы восстановить справедливость в отношении некоторых ужасных преступлений, совершенных во время войны.

Этот закон является весьма спорным. Тем более что на тот момент один из лидеров боевиков, глава одной из основных христианских групп ополченцев во время войны [3], был осужден в 1995 г. за убийство другого лидера боевиков в октябре 1990 г.

Судебный совет постановил, что он был ответственен за субординацию в тщательном планировании преступления. Он был приговорен к смерти, но наказание было заменено на пожизненное заключение в связи со смягчающими обстоятельствами [4].

В настоящее время он амнистирован и участвует в политической жизни страны.

Организация международной амнистии публично подвергла критике разбирательство в Совете юстиции за то, что такая ситуация несовместима с международными стандартами справедливого судебного разбирательства, особенно в связи с отсутствием рассмотрения в суде высшей инстанции. Организация использовала этот случай в качестве примера в своих публичных заявлениях [5].

В Ливане на свободе находятся многие военные преступники, которые так и не предстали перед судом. Некоторые из них – высокопоставленные чиновники в ливанском обществе, в том числе члены кабинета министров. Эти люди должны понести ответственность за преступления, совершенные во время войны, но им никогда не предъявлялись обвинения в них.

Члены рабочей группы по правам человека в 2010 г. отмечали в своем докладе, что деятельность судебных органов Ливана не соответствует международным стандартам, особенно когда речь идет о рассмотрении политических преступлений.

Широкая юрисдикция военного трибунала и процедуры Судебного совета вызывают особое беспокойство. Некоторые законы позволили освободить от ответственности должностных лиц силовых структур, допустивших нарушения прав человека [6].

В докладе также отмечалось, что правительство позволило Военному трибуналу продолжать выполнение невоенных задач и судить гражданских лиц, не имеющих отношения к военному сектору. Сообщалось о случаях неоднократных нарушений международно признанных принципов справедливого, оперативного и гласного судебного разбирательства.

Управление таким судебным органом, как Военный трибунал, со стороны исполнительной власти является нарушением преамбулы Конституции.

Вмешательство исполнительной власти, ненадлежащее отправление правосудия и безнаказанность за нарушения, включая пытки, произвольные задержания, отсутствие контактов с членами семьи или соответствующего юридического представительства, являются нарушением права на справедливое судебное разбирательство [7].

Юрисдикция военных четко не определена – любого можно судить в военном суде, если считается, что его действия представляют угрозу национальной безопасности.

В отличие от других гражданских или уголовных судов, у ливанского военного суда есть своя собственная процедура, которая накладывается на власть гражданских и уголовных судов.

Широкие полномочия военного суда служат основой для несправедливости, а также выборной справедливости.

Категории нарушений, которые рассматриваются военным судом, закреплены в ст. 24 Военного уголовного кодекса. Это уклонение от военных обязанностей, военной службы, нарушения против чести и достоинства, военной дисциплины, измена, шпионаж, незаконный контакт с врагом, нарушения, связанные с оружием, терроризмом, нарушения против членов армии, полиции.

Все дела, переданные военному суду, рассматриваются в постоянном военном суде без жюри. Постоянный военный суд возглавляется полковником или более высоким военным чином.

В случаях уголовного преступления к председательствующему присоединяются четыре других участника, только один из которых является гражданским судьей. Другие три участника – чиновники, по чину ниже, чем председатель.

При рассмотрении проступков к председателю присоединяются два участника – гражданский судья и военный чиновник.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Представители вооруженных сил многократно доминируют в присутствии по сравнению с гражданскими судьями. Это представляет серьезную угрозу гарантиям личных прав и свобод и принципам справедливого суда, особенно права на защиту и независимость судебной власти.

В военных судах закон позволяет чиновникам, имеющим юридическое образование, быть назначенным единоличным военным судьей. Если такой чиновник не найден, закон позволяет назначать на это положение чиновников, не имеющих юридического образования.

Чиновники, имеющие юридическое образование, могут также быть назначены помощниками уполномоченного государством в военном суде (ст. 11 Закона № 24/68). Офицер, имеющий юридическое образование, может также провести предварительные расследования (ст.

12 Закона № 24/68), что ставит под угрозу свободы и права человека, особенно право на защиту.

Министр обороны отвечает за назначение военных судей в начале каждого года. Решение министра основано на рекомендации властей вооруженных сил и службы безопасности относительно их чиновников. В течение срока пребывания в качестве председателя или членов военных

судов военнослужащие зависят непосредственно от министра обороны и подчиняются инструкциям корпуса, к которому они принадлежат. Следовательно, судьи тесно связаны с исполнительной и военной властью.

Близкая связь в назначении судей вызывает сильные сомнения относительно независимости и беспристрастности военных судов.

Доминирование вооруженных сил по составу этих судов – также объективная причина сомневаться в их беспристрастности и независимости [8].

Преследование в суде людей различной конфессиональной принадлежности характеризуется неравным применением закона и непропорциональными приговорами за то же самое преступление, особенно в военных судах.

Недавнее решение военного суда для приговора бывшему министру Мишелю Самахе [9], обвиняемому в террористической деятельности, нашло сильный отклик среди населения и СМИ, требовавших разработки нового законопроекта, чтобы исправить определенные прерогативы военного суда.

Дело Фейсала Гази Мокалледа, который предстал перед Военным судом 5 августа 2006 г., получило не меньшую огласку [10]. Он не имел никакого юридического представительства и по сообщениям перенес серьезные репрессии от сотрудников тюрьмы. Он был обвинен в измене и сотрудничестве с «Моссад». 31 июля 2009 г.

Военный суд приговорил его к пожизненному заключению [11]. 5 февраля 2017 г. Фейсала Гази Мокалледа, который провел 11 лет в незаконном заключении, освободили. В октябре 2016 Военный суд кассации пересмотрел его дело и назначил пожизненное заключение за сотрудничество с врагом.

Это осуждение основано на признаниях, совершенных под пытками [12].

Приведенные в качестве иллюстрации случаи, которые не единичны [13], показывают частые нарушения Военным судом всемирно признанных принципов справедливого, быстрого и открытого судебного процесса, не упоминая нарушения положений самого же Закона № 24/68, а именно относительно юридического представительства, физической целостности и безопасности задержанных.

За прошедшие годы деятельность Военного суда Ливана практически не изменилась, несмотря на то что Ливан подписал ряд международных конвенций и выполняет их положения.

В изданном 30 ноября 2016 г. меморандуме, подписанном Ливаном и представителями ЕС, отмечается, что Ливан по-прежнему использует военные суды, чтобы судить гражданских лиц, включая детей, в нарушении международного права.

Военные суды не гарантируют должных прав процесса и используют показания, данные под пыткой.

Для усиления независимости сектора справедливости ЕС рекомендует Ливану лишить военные суды уголовной юрисдикции по гражданским лицам и организовать работу наблюдателей ЕС при слушании дел военным трибуналом, в рамках которых обвиняемыми являются гражданские лица [14].

Помимо доктринальных вопросов о законности военных трибуналов, отнесение ливанского военного суда под управление Министерства обороны ставит его вне рамок обычного закона и вне принципов верховенства права, начиная с тех, которые касаются разделения полномочий и иерархии норм.

Военный суд Ливана является судебным органом, но на основании распоряжения Министерства обороны и исполнительной власти, что нарушает первый основополагающий принцип разделения властей, иерархию норм, а также преамбулу ливанской конституции, поэтому Военный суд в Ливане с точки зрения права неконституционный.

https://www.youtube.com/watch?v=YGxPOJZ49v8

Начиная с момента создания в 1967 г. Военный суд во многих случаях использовался в качестве политического инструмента для подавления общественного мнения и продвижения полицейского государства.

Такое злоупотребление властью осуществлялось в период действия различных режимов, особенно в течение 1990-х гг., но также и после отступления сирийских войск в 2005 г.

Все последующие правительства незаконно оправдывали такие злоупотребления потребностью сохранить национальную безопасность.

Ссылки и примечания:

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/pravovye-osnovy-deyatelnosti-voennyh-sudov-livana

Российского офицера судят за убийство в Душанбе

Может ли военный суд судить гражданского за убийство?

Анора Саркорова Русская служба Би-би-си, Душанбе

Image caption Иван Щербаков командовал ротой разведчиков 201 дивизии

Уральский окружной выездной военный суд во вторник в Душанбе приступил к рассмотрению громкого уголовного дела в отношении офицера 201-й российской базы в Таджикистане Ивана Щербакова. Он обвиняется в жестоком убийстве 22-летней жительницы столицы страны Шоиры Джобировой.

В связи с характером дела судебные слушания проходят в закрытом режиме без участия СМИ.

Как сообщил Русской службе Би-би-си источник, близкий к следствию, в уголовном деле содержится информация личного характера, касающаяся обвиняемого и жертвы, поэтому журналисты на заседания допущены не будут.

Но ожидается, что на оглашение представители СМИ будут приглашены.

Офицеру Ивану Щербакову предъявлено обвинение в убийстве с отягчающими обстоятельствами (статья 105 (2) УК РФ).

Российский военнослужащий признался в совершении преступления и согласился сотрудничать со следствием.

События одной ночи

Убийство молодой женщины было совершено в ночь с 4 на 5 ноября прошлого года. Тело Шоиры Джобировой со следами жестоких побоев было обнаружено на мусорной свалке в коробке недалеко от российской военной базы.

Расследованием этого дела занималась группа следователей из Таджикистана и России совместно с командованием 201-й военной базы, где служил Щербаков.

Image caption Шоира Джобирова работала в одном из ночных клубов Душанбе

Обвиняемый был командиром роты в разведывательном полку.

Согласно материалам уголовного дела, конфликт между Иваном Щербаковым и Шоирой Джобировой возник из-за денег. Погибшая работала в одном из ночных клубов Душанбе и нередко оказывала клиентам заведения интимные услуги.

В ночь убийства женщина вместе с российским военнослужащим приехала в расположение военного городка. При проверке документов на КПП представилась его женой.

По версии следствия, молодые люди поссорились: погибшая потребовала деньги заранее, а у Щербакова их не оказалось. После словесной перепалки произошла драка, в ходе которой женщина получила тяжелые телесные повреждения.

Ранее российского офицера обвиняли также в изнасиловании погибшей. Но по заключению судмедэкспертизы, между Щербаковым и Джобировой в ночь убийства не было полового акта.

По сведениям следствия, женщина находилась в состоянии наркотического опьянения, поэтому не смогла позвать на помощь или оказать сопротивления, когда российский офицер начал ее жестоко избивать.

В коробке у базы

О трагедии стало известно после того, как мать погибшей девушки Идигул Азимова стала разыскивать ее, когда та не вернулась с работы. Тело Шоиры Джобировой нашли в коробке среди мусора лишь через три дня после того, как она была убита.

“С информацией помог местный таксист, который рассказал, что подвозил девушку и четверых российских военнослужащих к военному городку, где расквартирована военная российская база.

Девушка всю дорогу молчала, но было заметно, что она напугана и чем-то обеспокоена.

Это вызвало у него подозрения, и уже утром, когда девушку стали разыскивать, он все рассказал родственникам и следствию”, – сообщил двоюродный брат убитой Абдукарим Низомов.

Image caption Численность российских военнослужащих в Таджикистане составляет около семи тысяч человек.

Ранее МИД Таджикистана потребовал от российской стороны принять срочные меры “по недопущению совершения подобных деяний военнослужащими российской военной базы в Таджикистане”.

Такие поступки не соответствует духу традиционной дружбы и стратегического партнерства между нашими двумя странами, подчеркнули в ведомстве.

Череда убийств

Российские военнослужащие успели стать фигурантами других дел, вызвавших широкий резонанс и недовольство граждан Таджикистана.

В конце августа прошлого года в Душанбе были осуждены российские военнослужащие Федор Басимов и Ильдар Сахапов. Их признали виновными в убийстве таджикского таксиста.

В конце июля прошлого года проходящие службу в Кулябе российские военные, находясь в состоянии алкогольного опьянения, спровоцировали массовую драку с жителями города, выкрикивая националистические оскорбления в адрес таджиков.

В этом году российские военные части были выведены из Куляба, что, по мнению наблюдателей, уменьшит число подобных инцидентов.

“Ситуация особенно ухудшилась после того, как российским военным был дан дипломатический статус. Теперь их не имеют права задерживать местные правоохранители. Зная об этом, многие их них намеренно провоцируют конфликтные ситуации, понимая, что они избегут наказания”, – отмечает редактор независимой газеты “СССР” Саеф Мизроб.

“Российские власти постоянно призывают иностранцев уважать законы страны. Почему этих правил не придерживаются сами российские военные, которые тоже в Таджикистане иностранцы?” – спрашивает Мизроб.

Не выйти из дома

Жители приграничного с Афганистаном Шуробадского района Хатлонской области выразили благодарность таджикским властям за вывод россиян из региона.

Недалеко от населенных пунктов в Шуробадском районе находился военный полигон “Момирак”, где проводились военные учения российских войск.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption В 2012 году Москва и Душанбе договорились о продлении соглашения о российской базе в Таджикистане на 30 лет.

По словам местных жителей, во время учений они не могли выходить из дома: автоматные пули долетали до домов сельчан.

В результате стрельб за последние пять лет сгорело почти 1000 га зерновых, погибли десятки голов скота. Однако ни таджикские власти, ни руководство российской военной базы не компенсировали им причиненных неудобств.

Военная база 201-й мотострелковой дивизии в Таджикистане – крупнейшая база российских вооруженных сил за пределами России и одна из самых больших в Центральной Азии. Ее подразделения размещены в Душанбе и Курган-Тюбе.

Ранее Душанбе и Москва подписали межправительственное соглашение о передаче российской стороне российских граждан, совершивших правонарушения на территории Таджикистана.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-36833180

«Действия Москвы в Крыму привели к человеческим жертвам»

Может ли военный суд судить гражданского за убийство?

Украинской стороне следует активнее использовать тот факт, что во время захвата Крыма российскими войсками были убиты двое украинских военнослужащих. Это мнение в интервью Крым.Реалии высказал адвокат Андрей Водик, представлявший интересы вдовы украинского майора Станислава Карачевского – Ольги.

Майор 10-й Сакской бригады морской авиации Станислав Карачевский погиб около полуночи 6 апреля 2014 года от двух выстрелов в спину из автомата АК-74. Виновным в убийстве украинца Крымский гарнизонный военный суд признал морского пехотинца Черноморского флота России Евгения Зайцева. Убийца получил почти «символическое» наказание – два года колонии-поселения.

Суд вынес такой приговор, сменив обвинение со ст. 105 УК России («Умышленное убийство») на ст. 108, где речь идет о превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

То есть убитого при выполнении долга украинского офицера объявили «преступником».

Ольга Карачевская и ее представители обжаловали приговор как слишком мягкий, но Северо-Кавказский окружной военный суд Ростова-на-Дону оставил приговор без изменений.

Еще не успев отправиться в колонию и находясь в лечебном корпусе ФГБУ «1472 Военно-морской клинический госпиталь» Минобороны России, Евгений Зайцев, согласно другому приговору суда, совершил второе преступление.

На этот раз военнослужащего обвинили в причинении тяжкого вреда здоровью соседу по отделению, после чего последнему пришлось удалить селезенку.

7 октября 2015 года Севастопольский гарнизонный военный суд приговорил Зайцева к трем годам лишения свободы, а с учетом неотбытого срока по предыдущему приговору – к четырем годам с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Тем не менее, Владимир Путин утверждает, что полуостров «присоединили» исключительно мирно, «никто не погиб в результате событий в Крыму», а потому использовать термины «аннексия» или «оккупация» для описания этих событий недопустимо.

«Именно поэтому здесь очень важен тот момент, что убийство Зайцевым украинского военнослужащего было подтверждено приговором суда – более того, российского суда. Отсылка в российский суд – это, кстати, один из любимых аргументов Путина. И здесь так некстати для него появляется такое решение», – отмечает Водик.

Адвокат предполагает, что дело возбудили и направили в суд по инерции, следователи сами до конца не представляли его последствий.

Суд попал в ловушку – негласного правила, по которому суды в России в принципе не выносят оправдательных приговоров

«Судьи, в отличие от стороны обвинения, пытались всеми возможными способами избежать вынесения обвинительного приговора одному из так воспеваемых в то время «зеленых человечков».

Однако суд попал в своеобразную ловушку российской судебной системы – негласного правила, согласно которому суды в России в принципе не выносят оправдательных приговоров.

В таком случае судьям оставалось лишь попытаться максимально «отбелить» Зайцева, ради чего им пришлось переквалифицировать обвинение», – рассуждает адвокат.

«Приговор был вынесен за два дня до выхода в эфир скандального фильма «Крым. Путь на родину», который фактически является «явкой с повинной» для Путина и его военных, демонстрируя роль российских властей и армии в аннексии Крыма. Скорее всего, Путин просто не знал на тот момент о деле Карачевского, способном представить его «признание» в новом свете», – добавляет он.

Андрей Водик подчеркивает: обвинительный приговор, пусть даже с формальным и незначительным наказанием, подтверждает главное – действия Москвы принесли человеческие жертвы.

Именно действия Москвы в Крыму весной 2014-го привели к человеческим жертвам

«Здесь прослеживается прямая причинно-следственная связь, поскольку именно действия Москвы в Крыму весной 2014-го привели к человеческим жертвам. Второй очень важный момент – это то, что гражданским ответчиком по делу было признано Министерство обороны России.

В приговоре указано, что именно оно должно выплатить пострадавшей Ольге Карачевской компенсацию в размере пятисот тысяч рублей. Заметьте, здесь не говорится о «добровольце» или «отпускнике» Зайцеве.

Теперь мы можем уверенно констатировать: рядовой вооруженных сил России убил офицера вооруженных сил Украины во время аннексии Крыма, и это подтверждено приговором российского суда, вступившем в законную силу», – подчеркнул Андрей Водик.

По мнению адвоката, эти факты будут очень важны не только для «будущей Гааги», но и сегодня, особенно в свете тех международных документов, которые принимаются по ситуации в Крыму.

«Еще летом 2015 года ПАСЕ, признав Россию агрессором, а Крым – оккупированной территорией, разработала детальные рекомендации для украинских властей, в том числе в части принятия специального закона о пропавших без вести, который бы законодательно закрепил статус «пропавший» и «жертва войны». Одной из таких жертв войны, несомненно, является Карачевский», – отмечает Андрей Водик.

Новая резолюция ООН по Крыму, принятая в конце минувшего года, также содержит ряд важных положений. Так, в нее включены не только упоминания о международных нормах, касающихся защиты прав человека, но и расширенные ссылки на международное гуманитарное право (в частности, Женевские конвенции 1949 года и Дополнительный протокол I 1977 года).

Это право регулирует защиту жертв войны, а также ограничивает методы и средства ведения войны и определяет ответственность за нарушение этих норм. Как уже отметили многие украинские СМИ, такие изменения означают, что ситуация в Крыму признана продолжающейся оккупацией и международным вооруженным конфликтом.

В 2016 году такую же квалификацию дал и Офис прокурора Международного уголовного суда в Гааге.

Крымчане, ставшие жертвами оккупации или репрессий, могут рассчитывать на международные суды

«Случай Карачевского на этом фоне мог бы послужить прекрасным примером жертвы войны, имевшим место в Крыму. Украине следовало бы продолжать расследование его смерти и максимально использовать ситуацию – это могло бы привести к еще более жестким формулировкам на международном уровне. Эти формулировки вовсе не так безобидны, как может показаться.

Они означают, что крымчане, ставшие жертвами оккупации или репрессий, могут рассчитывать на более широкий инструментарий международно-правовых механизмов защиты, в том числе международные суды.

Отдельные государства, ссылаясь на формулировки, используемые в документах ООН, могут вводить более суровые санкции в отношении России», – заключил Андрей Водик.

Источник: https://ru.krymr.com/a/28969508.html

Сфера закона
Добавить комментарий