Обратилась в орган опеки они отказались принимать у меня заявление

Опека не принимает заявление

Обратилась в орган опеки они отказались принимать у меня заявление

Скачать опека не принимает заявление EPUB

Далее, составляется заявление в опеку на мать ребёнка о проведении проверки, в теле которого указываются все обстоятельства совершённых родителями противоправных и антиобщественных деяний в отношении ребёнка, данный раздел должен быть написан подробно, для того, чтобы у уполномоченных сотрудников сложилось корректное заявленье опеки вопроса, и за жалобой последовала их реакция.

Орган опеки и попечительства вправе требовать от гражданина, подавшего заявление о назначении его опекуном или попечителем, предоставления сведений о себе, а также принимая информацию о нем в органах внутренних дел, органах записи актов гражданского состояния, медицинских и иных организациях. Опека – одна из форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Заявление в органы опеки о ненадлежащем воспитании ребенка может подать любой, кто принимает, что правила, прописанные в Конституции РФ, не соблюдаются в полной мере.

Объектами опеки могут стать: несовершеннолетние, оставшиеся без попечения родителей  На заявленьи проведённой экспертизы жилищных условий составляется соответствующий акт, с учётом которого уполномоченный орган принимает решение об установлении опекунства.

Согласие на ребенка подписано и у рега, и в ДР около 3 недель назад, доки опекунов сданы. Но в районной опеке(занимающейся оформлением) отказываются принимать заявление от опекунов на опеку над несовершеннолетним, мотивируя это тем, что детские доки из ДР ещё не пришли.

Правомочны ли действия опеки? Если они нарушают закон или правила, подскажите ссылочку и форму борьбы с ними.На днях(9мая) у людей медицина сгорает А деть “мама” научился кричать и обниматься-целоваться А тут, ё-маё, говорят, проходите медицину заново(это ещё 2 недели в ДР детке париться).

На какой момент она до. В Российской Федерации оформление опекунства — это добровольное дело каждого, поэтому процедура получения права на воспитание чужого ребенка и отказа от него достаточно просты. Отказ от заботы и воспитания несовершеннолетнего ребенка влечет за собой множество правовых последствий.

Поэтому такая процедура сопровождается значительным количеством тонкостей. Как отказаться от опекунства. Опекун не вправе самостоятельно отказаться от выполнения возложенных на него обязанностей по заботе о несовершеннолетнем ребенке.

Если он пришел к выводу о необходимости прекращения своих обязательств, отказ долже. Сотрудники органов опеки сообщат результаты проверки одним из указанных в заявлении способов.

Если документ не будет принят, то они уведомят об отказе, аргументировав свой ответ.

При наличии вопросов рекомендуется явиться в отделение ООП. Узнать, куда идти, можно в интернете. При личной встрече сотрудники уполномоченных органов предоставят бланк заявления и прочую необходимую информацию.

Образец. Пример жалобы в ООП выглядит следующим образом: Скачать образец жалобы. Приведенное заявление в органы опеки о ненадлежащем воспитании ребенка написано мужчиной, недовольным поведением своей бывшей су.

Марина: Уважаемые специалисты, подскажите пожалуйста куда мне еще обратиться,так как органы опеки и попечительства моего района совершенно ни чего не делают для того чтоб помочь в сложившейся ситуаци.

Усыновление, опека, попечительство. Заявление в органы опеки о ненадлежащем воспитании ребенка может подать любой, кто считает, что правила, прописанные в Конституции РФ, не соблюдаются в полной мере.

Но недостаточно написать «прошу принять меры»! В заявлении нужно четко указать, что побудило заявителя обратить внимание на ребенка, перечислить все случаи вероятной опасности, кто (ФИО) является ее источником. Представители ООП проверят информацию и отреагируют согласно закону и личным впечатлениям.

Плохо или хорошо: как понять истину. По ст Конституции РФ воспитание детей – это обязанность и. Усыновление, опека и попечительство. Обратилась в орган опеки они отказались принимать у меня заявление.

Здравствуйте, прошу помочь мне я нахожусь в разводе, у меня имеется малолетний ребенок 6 месяцев, отношения между мной  Но не так давно муж со своей матерью ворвались в мою квартиру без предупреждения с криками и нецензурной бранью,не поинтересовавшись спит ли ребенок, начали оскорблять меня и провоцировать на драку моих родителей, мать мужа кричала чтоб я показала ей ребенка а он тем временем снимал все на камеру, после этого ребенок плохо спал.

Опека – одна из форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Семейный кодекс не даёт нам сформулированного определения этого термина, но статья указывает на два важных свойства опеки  Принимая во внимание вышесказанное, возникает вопрос: чем отличается опека от приёмной семьи или усыновления?

Давайте разберёмся.  Образец заявления. Заявление об установлении опекунства не имеет типового образца. Разумнее всего будет уточнить у сотрудников органа опеки, образец заявления об отказе от опекунства, или какую форму для заполнения предлагают они.

Возможно ли после добровольного отказа снова взять опеку над другим ребенком?. Заявление на установление опекунства.

Объектами опеки могут стать: несовершеннолетние, оставшиеся без попечения родителей  На основании проведённой экспертизы жилищных условий составляется соответствующий акт, с учётом которого уполномоченный орган принимает решение об установлении опекунства.

На опекуна возлагаются следующие обязанности: Создание подопечному нормальных условий проживания.

doc, doc, 2, 2

Источник: http://kuzovkovse.ru/zayavlenie/opeka-ne-prinimaet-zayavlenie.php

Органы опеки: Как бороться за своих детей

Обратилась в орган опеки они отказались принимать у меня заявление

Законность изъятия детей из московской семьи проверили сотрудники Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка. Двух мальчиков 6 и 12 лет увезли социальные службы еще полгода назад. Но только недавно их мама Елена Коробова обратилась в общественные организации, которые и сделали это дело громким.

По словам их представителей, вероломные чиновники разрушили интеллигентную, любящую домашних животных семью. Однако после проверки уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов показал другую сторону этой истории и посоветовал матери: “Бороться за детей необходимо, но начинать борьбу надо с себя”.

Как создаются мифы об ужасах государственной опеки

Как выяснил представитель детского омбудсмена, сотрудники социальных служб московского района Чертаново-Южного пришли в квартиру по жалобам соседей. Мама детей и бабушка держали в квартире 20 кошек.

“Стоял зловонный запах, на полу имелись многочисленные кошачьи экскременты, грязь, обои оборваны, ванна и туалет не работали” – из этих условий забрали детей.

Они были больны, мать к врачам не обращалась, поэтому для уточнения диагноза мальчиков госпитализировали.

Кроме этого чиновники составили список рекомендаций для Елены Коробовой. Ей нужно было передать кошек в приют, избавиться от мусора и рухляди, вывести клопов и тараканов, вызвать мастера и починить сантехнику. Женщине также предложили обратиться в соцорганы за материальной помощью.

Соцработники продолжали регулярно проверять семью. Детей тем временем перевели из больницы в социальный центр. Но мать не сделала ничего из предложенного. В результате в июне по решению суда она была ограничена в родительских правах.

Однако Павел Астахов уверен, что у матери есть шанс вернуть детей. Он отметил, что соцслужбы работают ради восстановления этой семьи. Но мама должна сама помочь свои детям и навести в доме порядок. “Это все элементарно и не требует денег. Это не от бедности, а от лени и распущенности”, – сказал детский обмудсмен.

На Урале после гибели ребенка у приемной семьи отобрали детей

Тем не менее представители общественных организаций все еще сомневаются в правомочности отобрания детей.

Так, руководитель Ассоциации родительских комитетов и сообществ России, юрист Ольга Леткова сообщила корреспонденту “РГ”, что ознакомившись с документами по этой ситуации, она не нашла в них обоснований, в чем состояла непосредственная угроза жизни или здоровью детей и была ли она. А ведь в соответствии с Семейным кодексом именно на таком основании ребенок может быть изъят из семьи. “Если угроза была, органы опеки должны были в течение семи дней оформить иск о лишении или ограничении родительских прав. Дети были отобраны 24 февраля, а иск в суд предъявлен только 17 апреля, то есть почти через два месяца. Спрашивается: на каком основании дети находились в приюте все это время?” – возмущается правозащитник.

Ольга Леткова считает, что чиновники могут применять непозволительные методы, чтобы забрать из семьи ребенка и отправить на реабилитацию в социальный центр или заключить договор о социальном сопровождении или патронате. “Родителям говорят: мы лишим вас прав, вы никогда не увидите своих детей – начинается шантаж и давление, под этим давлением родители подписывают все, что угодно”, – объясняет она.

О том, как это происходит на деле, рассказывает адвокат Мария Кривошеева, несколько лет проработавшая главным специалистом органов опеки: “Если родители явно не справляются с воспитанием детей – дети больные, голодные, страдают педикулезом, в доме отсутствует элементарная еда (молоко, хлеб, суп) – в таких случаях опека предлагает родителям поместить ребенка в учреждение временного пребывания. Основанием для этого служит личное заявление родителей”.

Павел Астахов: Невозможно за каждым ребенком поставить специалиста

Адвокат согласна, что есть недобросовестные специалисты, которые могут надавить на родителя, но категорически против того, что обратного пути нет. “Родитель пишет заявление,а потом говорит, что опека меня заставила, принудила.

Но если ты считаешь, что тебе это не нужно и ты своих детей любишь, и им ничто не угрожает, как тебя заставила опека? Привязывала, пытала? Заявление добровольное, захотел – отозвал или написал следующее – отдайте моего ребенка.

Опека отказалась брать заявление – хорошо, отправили заказным письмом с уведомлением о вручении. Если в месячный срок опека не дала ответ, либо дала ненадлежащий ответ – с иском в суд об оспаривании бездействия либо незаконного действия органов профилактики.

Я посмотрю на опеку, как она “полетит” после проверки прокуратуры”, – сказала она корреспонденту “РГ”.

Как правило, родители в таких ситуациях знают, как поднимать шум – обращаются и в аппарат уполномоченного, и к общественникам, и к депутатам. Им не только находят юристов, но и помогают решить бытовые проблемы.

Так, по последней информации, общественные помощники совета по защите семьи и семейных ценностей при омбудсмене делают в ремонт квартире, откуда были изъяты дети. Однако, как передает Интерфакс, от предложения представителя одной из общественных организаций пристроить в приют кошек Елена Коробова отказалась.

“Она говорит: я кошек не отдам, для меня кошки – как дети”, – прицитировал ее слова помощник уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова Ренат Абдеев.

Источник: https://rg.ru/2015/08/24/deti-site.html

Рука руку моет: в Мытищах вместо суда — опека и психдиспансер

Обратилась в орган опеки они отказались принимать у меня заявление

Ювенальная угроза
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

31 октября «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) опубликовало историю юной мамы, у которой отобрали ребенка. Жительница Мытищ родила своего первенца в 17 лет и почти сразу ребенок оказался в доме малютки, хотя мама готова была его воспитывать и дома было кому помочь: мама новорожденного жила тогда вместе со своей мамой и бабушкой.

Комиссия по делам несовершеннолетних (КДН) поручила опеке подать в суд, который ограничил мать в родительских правах, и на данный момент мальчик уже почти два года находится вдали от матери.

Лишение дееспособности без суда

Мама и другие родственники малыша продолжительное время пытались самостоятельно вернуть ребенка в семью, а потом обратились к общественной организации — РВС. По словам общественников, те почти сразу столкнулись с нежеланием официальных органов сотрудничать. Причем это нежелание быстро стало обретать незаконные формы.

Сперва активистам просто отказывали в выдаче персонального дела ребенка, а после того, как они обратились в прокуратуру, мытищинская опека обратилась в психоневрологический диспансер (ПНД), который срочно обследовал мать и признал нотариальную доверенность, выданную мамой активистам, недействительной!

Тут необходимо пояснить, что нотариус не просто ставит печать на документах, он перед оформлением доверенности обязан убедиться, что гражданин действует по своей воле, без внешнего принуждения и отдавая отчет своим действиям. Признать доверенность недействительной может либо сам доверитель, либо суд. Но никак не врач из ПНД. Тем не менее на основании этого документа юрист Дома ребенка отказалась принимать заявление у активистов РВС.

Необходимо отметить, что у матери ребенка диагностирована легкая степень умственной отсталости, при этом мать закончила школу и колледж, выучившись на швею. Ее не ограничивали в правах, а согласно 29 статье ГК РФ, юридические действия (передача прав посредством доверенности) запрещены лишь лицам, признанным недееспособными. И только суд может признать гражданина недееспособным.

Мы попросили активиста РВС Владимира Васильева, занимающегося этим случаем, прокомментировать ситуацию.

«Мы уже не в первый раз имеем дело с подобным чиновничьим произволом. Это не случайное явление. Дело в том, что сейчас различные государственные службы, обязанные заниматься охраной детства, должны действовать в рамках так называемого межведомственного взаимодействия.

Практически это означает упрощенные процедуры передачи сведений из одной службы в другую. Причем передача эта происходит зачастую на грани и за гранью законности, и это, с одной стороны, порождает серьезные риски как для отдельных семей, так и для общества в целом.

Не секрет, думаю, что многие родители уже боятся обращаться в травмпункт, потому что врач может „настучать“ в полицию по поводу любого синяка, и тогда КДН может устроить родителям хорошую нервотрепку.

А с другой стороны, поскольку этот „межвед“ работает зачастую за гранью закона и этики (врач, например, вынужден нарушать врачебную тайну), то начинает действовать механизм „круговой поруки“ чиновников. Что мы, как мне кажется, и видим на примере действий мытищинской опеки и ПНД», — рассказал Васильев.

«Что касается апелляций к неадекватности матери, то тут, на мой взгляд, чиновникам надо определиться: если они считают, что человек неадекватен, то пусть законно, по суду, признают мать недееспособной. Процедура, уверен, им хорошо известна.

Они же действуют противозаконно и поспешно, что заставляет меня предположить, что речь идет о покрывании каких-то других противозаконных действий. Возможно и в отношении ребенка. И они очень боятся, что это всё всплывет.

В любом случае мы обязательно докопаемся до истины», — подчеркнул активист.

Мы также обратились в мытищинский ПНД. Главный врач ПНД Валентина Коршикова подтвердила подлинность документа и сообщила, что пациентка давно состоит на учете в ПНД.

При этом выяснилось, что главврач хорошо осведомлена о случае отобрания сына у своей подопечной.

Она также сообщила нам, что доверенность была признана недействительной решением врачебной комиссии (освидетельствование проходило через 5 месяцев после того, как была выписана доверенность).

«Вот эта пациентка по своему состоянию здоровья не только не может обеспечить уход, надзор и вообще растить ребенка, она даже не знает как кашу сварить», — пояснила Коршикова.

Также главврач объяснила причину сбора комиссии поступившим сигналом из опеки о том, что с мамой ребенка встретились волонтеры, которые отвели ее и бабушку в нотариальную контору, где была оформлена доверенность. По мнению Коршиковой, мама не осознавала, что подписывает, лишь понимала, что ей хотят помочь.

Активист РВС на это пояснил, что доверенность была выдана еще весной и с тех пор неоднократно принималась опекой. В ПНД представители опеки обратились лишь после того, как активисты пожаловались на их действия в прокуратуру.

«Мы дали заключение, что по своему состоянию здоровья она не оценивала адекватно ситуацию, что эту доверенность нужно отзывать — юридически. Как полагается правильно, я не знаю, как это делается. Это должна быть инициатива или доверенного лица, либо самой пациентки. Сама пациентка этого не понимает», — подчеркнула главврач.

В целом Коршикова несколько раз заявила, что в сложившейся ситуации было бы лучше, если бы ребенка взяла под опеку мать пациентки — родная бабушка малыша.

Действия ПНД ставят молодую маму в положение, когда она не лишена дееспособности (и у нее нет положенного по закону опекуна, который бы мог от ее имени передать права на ведение дела об изъятии третьим лицам), но и не может, по факту, воспользоваться своей дееспособностью, так как этому препятствует Дом ребенка, опираясь на письмо из ПНД.

Надо понимать, что письмо — это лишь мнение врачебной комиссии ПНД, которое не может быть равно решению суда в признании недееспособности пациента, которое и лишает юридических прав. Если будет суд, «мнение» ПНД может быть принято, а может и нет.

По словам главврача, если встанет вопрос о признании пациентки недееспособной, она будет направлена в специализированное учреждение, которое будет выбрано судом, у которого есть соответствующая лицензия.

У Мытищинского ПНД нет лицензии на экспертизу, а только лишь на психиатрическое освидетельствование, согласно перечню услуг на сайте ПНД.

Ни юрист Дома малютки Виктория Матюхина, ни начальница опеки Ольга Федосеева не согласились дать какие-либо комментарии. Юрист заявила, что только опека может давать комментарии про ребенка (хотя речь шла вовсе не о ребенке, а о действиях самого юриста). Федосеева же заявила, будто может давать такие комментарии только с разрешения министерства и предложила обратиться туда за разрешением.

О ком заботится опека?

Между тем главный, о ком как бы заботится опека, — малыш — оказывается и главным потерпевшим. Предлагаю ознакомиться с выпиской из психолого-педагогической характеристики малыша, опубликованной в статье на сайте РВС:

«Преобладающее настроение возбужденное, неустойчивое. Не нуждается в общении с детьми и взрослыми. Не всегда реагирует на свое имя.

Потребность в ласке и нежности, свойственная детям раннего возраста, отсутствует, он даже избегает ее. Предпочитает находиться в одиночестве.

Присутствие людей утомляет его, привносит беспокойство и тревогу, что вызывает частый крик и раздражение. Засыпание длительное, сон беспокойный и кратковременный, вскрикивает».

Из приведенной характеристики можно сделать предположение, что у малыша психологическая травма из-за потери матери.

В медицине существует термин «материнская депривация», который означает лишение ребенка матери, что ведет к различного рода психологическим отклонениям и тяжелым последствиям для формирования личности ребенка. И приведенная картина вполне соответствует клиническим проявлениям такой травмы.

Как заявляют в РВС, мама и бабушка продолжают бороться за ребенка. Бабушка собрала все документы, прошла все осмотры, в том числе в организациях, назначаемых опекой. Организации дают положительные заключения, но опека отказывает в оформлении опекунства.

Ситуация с этой молодой женщиной ужасна, ее заболевание — это не ее вина, это ее беда. Да, у нее есть врожденное заболевание, которое в дальнейшем может привести к тому, что маму признают инвалидом, о чем говорила главврач ПНД.

Но если ситуация настолько плоха, почему ПНД не предпринимает никаких мер к признанию мамы недееспособной, почему не помогает оформить инвалидность? А если не настолько плоха, то что означают эти манипуляции с доверенностью?

Межведомственная солидарность против семьи

То есть пациенты всех ПНД уже в группе риска? Ведь некоторые психические заболевания могут начаться из-за стресса уже во взрослом возрасте, отчего никто не застрахован.

А все усилия родственников, чтобы взять потом ребенка под свою опеку, будут наталкиваться на стену из разных ведомств, друг с другом взаимодействующих и отслеживающих ситуацию.

Ситуацию, в которой отдельному человеку или семье противостоит объединенный госаппарат из нескольких служб, включая те, которые должны бы заботиться о людях.

Также настораживает вопрос «медицинских комиссий», готовых по просьбе опеки отсечь нежелательных активистов, копнувших слишком глубоко. Ведь если бы не шумиха и не огромное желание вернуть ребенка всеми силами, то ребенка уже давно бы пристроили в другую семью.

Оказывается, только вмешательство РВС остановило передачу малыша в опекунскую семью, где он был бы уже совершенно оторван от родных. Пока же мама и бабушка ребенка каждую неделю тратят больше часа на дорогу в приют, чтобы недолго повидаться с родным малышом.

Источник: https://rossaprimavera.ru/article/49fb93a2

Сфера закона
Добавить комментарий