Почему не возбуждают уголовное дело

Отказные сказки. Почему сотрудники правоохранительных органов отказывают в возбуждении уголовных дел?

Почему не возбуждают уголовное дело

Отказные сказки. Почему сотрудники правоохранительных органов отказывают в возбуждении уголовных дел?

Известно, что полиция не всегда готова реагировать на сообщения о преступлениях должным образом.

Иногда граждане сталкиваются с отказом принять заявление о преступлении или же с попытками всячески затормозить и заморозить разбирательство по заявлению о совершении преступления.

Почему это происходит? Что движет сотрудниками правоохранительных органов? И что делать, чтобы добиться возбуждения уголовного дела?

О внутренней кухне правоохранительных органов рассказывает адвокат Коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Игорь Шрамов:
«Основная мотивация отказов в возбуждении уголовного дела, конечно, в том, что сотрудники не хотят иметь лишний «глухарь», «висяк».

Им, конечно, легче возбудить дело, когда есть «виновник торжества» и при минимуме хлопот стряпается дело, выставляются карточки отчетности и улучшаются «показатели в работе». Самые частые «отказные статьи» — это кражи. Особенно в тех случаях, когда речь идет о краже кошельков или телефонов из карманов и сумочек зазевавшихся людей.

Найти «карманника» очень тяжело — и полицейские прекрасно об этом знают.

Когда гражданин сталкивается с отказом принять заявление, он зачастую не знает, что с этим отказом можно сделать и как эффективно бороться за свои права.

Во-первых, необходимо записать данные сотрудника, который отказывается принимать заявление, его имя-фамилию, должность, номер удостоверения — это все будет дисциплинировать сотрудника, поскольку они опасаются официальных жалоб. Во-вторых, нужно обязательно обжаловать действия сотрудника у вышестоящего непосредственного начальника этого сотрудника.

Если же уголовное дело не возбуждают, то необходимо писать жалобы в прокуратуру, следственный комитет, в УСБ, не помешает по возможности привлечь средства массовой информации.

После возбуждения уголовного дела тоже расслабляться не стоит, потому что дело могут «спустить на тормозах»: через определенный срок (в зависимости от подследственности дела) срок предварительного расследования или дознания могут приостановить, не уведомляя Вас в этом, хотя по журналам учета будет проведено, что Вас уведомили и соответствующий документ Вам отправили почтой.

Ну а если Вы его не получили, то это вина работников почты. Потому необходимо вести контроль за расследованием по уголовному делу, напоминать следователю (дознавателю) о Вашем существовании и желании получения копий процессуальных и иных документов лично, а не через почтовые отправления, которые по словам сотрудников полиции не доходят до адресатов.

Разумеется, необходимо будет обжаловать незаконные постановления о приостановлении сроков дознания или расследования.
Цель таких «телодвижений» со стороны сотрудников правоохранительных органов одна: приостановить сроки. В промежутке таких перерывов возможно каким-либо чудом отыщется «злодей», затем следствие (дознание) возобновляется и дело направляется в суд. Если «злодей» не находится, то по истечении срока давности дело списывается в архив и все, кроме потерпевшего, счастливы!

Есть еще одна причина отказов, в частности по делам категории об изнасиловании. После подачи потерпевшей заявления о совершении в отношении неё преступления следователем по данному факту проводится проверки.

За это время (до возбуждения уголовного дела) потерпевшая может так сказать «забрать заявление», то есть изменить изложение сути произошедшего (а заявление уже не заберешь, если оно принято по правилам и зафиксировано в журналах учета). Скажет, что половое сношение (насильственные действия сексуального характера) были по обоюдному согласию, хотя между ними и был конфликт.

Она была возбуждена, не так поняла поведение партнера и свое, а потому сгоряча написала заявление, в чем сейчас искренне раскаивается. Как правило, такие пояснения появляются, когда жертве предлагают материальные блага, или угрожают. Если речь идет о материальных благах, то следователь, разумеется, в накладе не остается.

Очень тяжело будет доказать факт изнасилования или иного насилия сексуального характера, если появится такое объяснение, потому следователи и не торопятся возбуждать уголовные дела по таким заявлениям — ждут попятного.

Нередко оперативные сотрудники и следователи бывают причастны к тому, что потерпевшая изменяет свои объяснения. Они начинают её убеждать, что если история получит огласку, то ей от этого будет только хуже, её начнут презирать друзья и знакомые. Как правило, так они начинают убеждать после поступления конкретных предложений благодарности от преступника.

Если же говорить о случаях семейного насилия или же случаях сексуального насилия, где преступник был хорошо знаком с жертвой, то уголовное дело наоборот с удовольствием возбудят.

Ведь «виновник торжества» имеется, искать никого не надо! Возбуждается уголовное дело, выставляются карточки лицом, «раскрывшим преступление», как правило — участковым.

В кратчайшие сроки дознание или следствие заканчивается, дело направляется в суд, а там, если позволяет возможность, дело прекращается в связи с примирением сторон. Дело можно прекратить и на стадии дознания-следствия, но из практики, такое случается крайне редко, так как резко ухудшает статистику показателей.

Как пример приведу следующий случай: на корпоративе женщина была изнасилована нетрезвым сотрудником, написала заявление в СК РФ, получила талон-уведомление о том, что её заявление принято.

По её заявлению начата доследственная проверка, в ходе которой прижатый к стенке «злодей» начал предлагать ей денежные средства, а получив отказ, предложил (дал) взятку оперативникам (следователю), чтобы они убедили женщину изменить объяснение. Те убеждают женщину, вручают ей денежные средства и она изменяет свои объяснения, поясняя, что половой акт был по обоюдному согласию.

Следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях гражданина N состава преступления и в отсутствии в действиях женщины ложного доноса.»

#КургановиПартнеры #АдвокатШрамов

Читайте на нашей странице в

Перепечатка информации данной статьи разрешается в любых электронных и классических СМИ при условии указании ссылки(подписи) на МКА Курганов и Партнеры или сайт коллегии.

Источник: http://kurganov.ru/news/article-61063/

Какие сроки возбуждения уголовного дела?

Почему не возбуждают уголовное дело

Какие сроки возбуждения уголовного дела действуют в 2019 году? Какие же изменения появились в законодательстве? О чем вам важно знать, какие особенности и характеристики важно иметь в виду?

В статье мы проанализируем нормы УПК и ряда других актов, чтобы вы получили исчерпывающий ответ.

Из-за чего возбуждают уголовное дело? Какие основания необходимы?

Статья 140 УПК носит название «Поводы, основания для возбуждения уголовного дела», перечисляет список оснований возбуждения уголовного производства и начала преследования.

Поводами для возбуждения дела служат следующие:

  1. Заявление о преступлении. Сделано в устной или в письменной форме заявление с указанием заявителя. В ст. 141 УПК прямо указывается, что анонимное заявление не может выступать в качестве повода для возбуждения дела.
  2. Явка с повинной. Добровольное заявление лица о совершенном им общественно опасном противоправном деянии, оформленное установленным образом (или письменное заявление с указанием заявителя, или протокол, составленный со слов заявителя и подписанным им). Явка с повинной — основание, которое может служить для смягчения наказания.
  3. Сообщение о совершенном или же о готовящемся преступлении, которое было получено из иных источников. В таком случае составляется рапорт.
  4. Постановление прокурора о направлении определенных материалов в орган предварительного расследования. Такое действие требуется в целях разрешения вопроса о преследовании.

Как долго рассматривают сообщение о преступлении? Какие сроки рассмотрения и принятия решения?

  1. Вы приходите в полицию со своим заявлением о совершенном общественно опасном и противоправном деянии (в отношении вас или в отношении другого лица, вашего имущества/прав/законных интересов или же в отношении имущества/прав/законных интересов третьих лиц.
  2. Вы пишете заявление.

    Также ваши слова могут заноситься в протокол, после чего вы его подписываете. Вам разъясняются все права и обязанности, правовые последствия деяния и риск уголовной ответственности по ст. 406 УК за ложный донос.

  3. Вам выдают документ (талон), подтверждающий факт принятия сообщения, дату, время. Также указывается должностное лицо, которое будет заниматься вашим делом.

  4. По факту заявления осуществляется проверка. В срок не позже 3 суток следователь/руководитель органа дознания должен принять решение (срок может быть продлен до 10 дней или же до 30 дней с санкции соответствующего органа). Обычно «затягиваются» сроки возбуждения дела по экономическим и налоговым преступлениям.

    Это связано с тем, что нужно получить документы от налоговых или других органов, чтобы подтвердить общественно опасное деяние.

  5. Через 3 суток (10 дней или 30 суток для исключительных случаев) принимается решение:
    • о возбуждении дела;
    • об отказе в возбуждении дела;
    • о передаче дела по соответствующей подследственности.

    Передача дела другому органу возможна, к примеру, когда преступление совершено на границе другого района; также это возможно тогда, когда это дело относится к частному обвинению (умышленное причинение легкого вреда и другие).

  6. Вы получаете извещение о решении. Если уголовное дело возбуждено, заявителя предупреждают об этом.

  7. Начинается предварительное следствие/дознание.

Именно с момента возбуждения дела (не раньше!) у нас появляется такое лицо, как подозреваемый.

Каковы сроки следствия по уголовным делам?

«Отправной точкой» для возбуждения дела и начала следствия/дознания является постановление о возбуждении уголовного дела.

По делам частного и частно-публичного обвинения требуется заявление потерпевшего или его законных представителей.

Это отдельная категория дел, которая включает:

  • умышленное причинение легкого вреда здоровью по ч.1 ст. 115 УК;
  • ст. 116.1 УК за нанесение побоев субъектом, подвергнутым административному наказанию;
  • ч.1 ст. 128.1 за клевету.

Общий срок осуществления предварительного следствия составляет 2 месяца С МОМЕНТА ВОЗБУЖДЕНИЯ ДЕЛА (ст. 162 УПК).

Но в этой же статье указывается, что срок:

  1. Может продлеваться до 3-х месяцев при наличии принятого руководителем соответствующего следственного органа решения.
  2. Может продлеваться на сроки и до 12-ти месяцев, если расследование представляет особую сложность.
  3. Может продлеваться и на больший срок Председателем Следственного комитета Российской Федерации, а равно с тем и руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти, их заместителями.

Все следственные действия, которые производятся в ходе предварительного расследования, должны фиксироваться в протоколе.

Как только на этапе предварительного расследования принимают постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, субъект переходит в другую категорию. Из ПОДОЗРЕВАЕМОГО он «трансформируется» в ОБВИНЯЕМОГО.

До этого подозреваемый находился в СИЗО или на свободе, сейчас его вызывают и предъявляют обвинение. Теоретически это происходит в 2-хмесячный срок с момента возбуждения дела.

Глава 23. «Привлечение в качестве обвиняемого и предъявление обвинения» УПК РФ. Что это такое и как происходит?

Схема выглядит примерно следующим образом:

  1. Раньше уже было возбуждено дело, по этому делу идет предварительное следствие, собираются доказательства.
  2. Вынесено постановление о о привлечении лица в качестве обвиняемого. В документе обязательно указывают дату, место составления; ФИО должностного лица; ФИО, дату рождения и данные обвиняемого; описание преступления с описанием всех важных обстоятельств; статью, часть и пункт, по которым предусматривается наказание в соответствии с УК РФ; решение о привлечении данного субъекта уже в качестве обвиняемого.
  3. В течение 3-х суток обвиняемого должны известить о вынесении постановления через администрацию СИЗО или вывозом на допрос.
  4. В присутствии защитника вам указывают на существо предъявленного обвинения и на права. После этого вы и ваш защитник расписываетесь на постановлении. На документе указывают дату и время предъявления обвинения. Вы можете отказаться подписывать постановление (в таком случае обязательно делается специальная пометка).
  5. Вам и вашему защитнику вручают копии постановления. Также копия постановления направляется прокурору.
  6. Сразу после предъявления обвинения проводят допрос в соответствии со ст. 173 УПК РФ. В ходе допроса также составляется протокол. Если вы отказываетесь от допроса, то делается соответствующая пометка.
  7. Дальше начинается сбор доказательств, подтверждающих обвинение (допросы, вызовы свидетелей, очные ставки, осмотр места преступления, экспертиза и другие).
  8. При наличии всех доказательств составляется обвинительное заключение. Следственные действия на этом заканчиваются. Начинается совершенно другой этап.

Каковы сроки ознакомления с материалами уголовного дела? Когда должны познакомить со всеми материалами дела?

УПК предусматривает несколько важных для уголовного процесса документов:

  1. Постановление о возбуждении уголовного дела. На этой стадии появляется подозреваемый, но обвинения нет, нужно собирать доказательства.
  2. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Здесь вам просто вручают постановление, разъясняют права и обязанности, потом проводят допрос. Следственным органам нужно доказать, что преступление действительно совершили именно вы.
  3. Обвинительное заключение. Главный документ, после принятия которого вас должны познакомить с материалами дела (+ все это запротоколировать). Обвинительное заключение состоит из общей (описательной) и резолютивной частей. К документу прилагают список лиц, которых необходимо будет вызвать на судебное заседание; также добавляют справки/документы о вещественных доказательствах, о наличии гражданского иска, о принятых мерах обеспечения гражданского иска, о возможной конфискации того или иного имущества, о судебных издержках, другие.

В ч.3 ст. 217 УПК РФ прямо указывается, что обвиняемый, а также его защитник не могут ограничиваться в том времени, которое требуется им для ознакомления с материалами.

Это значит, что срок ознакомления с уголовным делом практически не ограничен. Здесь появляется «лазейка» для тех, кто находится в СИЗО.

Если будут приняты поправки «день за полтора», то в результате затянувшегося пребывания в СИЗО преступник «скостит» срок отбывания уголовного наказания.

Особенности ознакомления обвиняемого, а также его защитника с материалами дела в соответствии со ст. 217 УПК РФ

  1. Все материалы уголовного дела должны быть подшитыми и пронумерованными.
  2. Для ознакомления обвиняемому должны предъявить вещественные доказательства. Если вещественные доказательства невозможно предоставить, обвиняемому/его защитнику должны вручить соответствующий протокол.
  3. Дополнительно (если есть сформулированная в соответствующей форме просьба обвиняемого или его защитника) следователь предоставляет «нарытые» фотографии, видеозаписи, аудиозаписи, киносъемки, другие приложения к протоколам проведенных следственных действий.
  4. Если обвиняемых несколько (группа лиц, организованная группа), то следователь определяет последовательность ознакомления с делом для каждого. Поскольку в теории срок ознакомления не ограничивается, то «групповые» преступления затягиваются на долгих срок.
  5. Если дело состоит из нескольких томов, тогда обвиняемый или его защитник имеют право повторно (несколько раз) обращаться к любому из томов, выписывать оттуда любые сведения, делать ксерокопии и пометки для себя.
  6. По ходатайству обвиняемого/защитника следователь дает им возможность знакомиться с материалами дела раздельно.

Сроки ознакомления с материалами уголовного дела в теории не ограничиваются. Но если защитник и обвиняемый явно затягивают с их рассмотрением, то подается жалоба в суд. Суд устанавливает конкретный срок для ознакомления.

Что будет, если обвиняемый не успел познакомиться с материалами уголовного дела в установленные сроки?

Если защитник и обвиняемый без уважительных причин не познакомились в установленные судом сроки с материалами дела, то следователь просто выносит постановление об окончании ознакомления с делом. Считается, что защитник и обвиняемый ознакомились.

Когда заканчивается ознакомление защитника/обвиняемого с материалами?

Официально – с момента составления соответствующего протокола. В нем следователь указывает:

  1. Дату начала ознакомления с материалами.
  2. Дату окончания ознакомления с материалами дела.
  3. Права обвиняемого и ходатайства.

О чем может ходатайствовать обвиняемый?

Федеральным законом за 23 июня 2016 года в ст. 217 УПК (и в список прав обвиняемых) были внесены серьезные изменения.

Они вступили в свою законную силу только с 1 июня 2018 года, и уже действуют.

Итак, обвиняемый после знакомства с материалами дела, может ходатайствовать:

  1. О рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей. Касается ограниченного списка уголовных дел (п.1 ч. 3 ст. 31: убийство с квалифицированным составом, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и другие).
  2. О рассмотрении этого дела коллегией из 3-х судей федерального суда общей юрисдикции. Касается преступлений, предусмотренных п. 3 ч.2 ст. 30 УПК (это дела по гостайнам).
  3. О применении особого порядка разбирательства. Касается преступлений, за которые нормами УК РФ предусмотрено наказание не больше, чем 10 лет лишения свободы.
  4. О проведении предварительных слушаний. Осуществляется только в ситуациях, которые прописаны в ст. 229 УПК.

7 важных пунктов, о которых вы узнаете из статьи

  1. Теперь понятно, какие сроки возбуждения уголовного дела: 3 суток с момента поступления заявления. Если требуется дополнительная проверка, то срок может увеличиваться до 10 или даже 30 суток. Сроки возбуждения уголовного дела строго фиксированы.
  2. Основанием для возбуждения дела и начала предварительного следствия является постановление о возбуждении уголовного дела. А по делам частного и частно-публичного обвинения обязательно заявление потерпевшего (или же его законного представителя).
  3. Сроки следствия по уголовным делам – 2 месяца. Но могут продлеваться до 3-х или до 12 месяцев.
  4. Предварительное следствие начинается с момента вынесения поступления о возбуждении уголовного дела, а заканчивается вынесением обвинительного заключения/постановлением о прекращении уголовного дела (чаще всего).
  5. Обвиняемый имеет полное право на ознакомление с материалами дела только после предъявления обвинительного заключения.
  6. Сроки ознакомления жестко не регламентируются, но могут быть установлены при искусственном затягивании сто стороны обвиняемого или его защитника. Материалы предоставляются подшитыми и пронумерованными, дополнительно могут предоставляться вещественные доказательства, видеозаписи и другие.
  7. После ознакомления с материалами обвиняемый подписывает протокол. Перед подписанием процессуального документа он (или его защитник) имеет право заявлять ходатайства.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/sroki-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela/

Кс пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении

Почему не возбуждают уголовное дело

12 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 578-О по жалобе гражданина, оспаривающего конституционность ч. 1, 6, 7 ст. 148 УПК РФ, касающихся порядка вынесения отказа в возбуждении уголовного дела.

В январе 2015 г. адвокат гражданина Олега Суслова обратился в районный отдел МВД России г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В обоснование своих требований защитник утверждал о совершении в отношении доверителя мошеннических действий, причинивших ему ущерб в особо крупном размере.

Сначала правоохранительный орган отказался возбуждать уголовное дело, однако впоследствии прокурор распорядился провести дополнительную проверку материалов. В дальнейшем неоднократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись руководителем следственного органа и прокурором.

Указанное обстоятельство также вынудило прокуратуру направить в адрес вышестоящего следственного органа представление о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение закона при проведении доследственной проверки, и об усилении контроля за работой подчиненных.

В июле 2018 г.

Лефортовский районный суд столицы отказался признавать незаконным очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на отмену спорного решения прокуратурой, но признал незаконным бездействие должностных лиц ОВД при рассмотрении соответствующего заявления о преступлении, которое длилось более трех с половиной лет.

В связи с этим суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Тем не менее осенью 2018 г. следователь в очередной раз отказался возбуждать уголовное дело, а его постановления были опять отменены прокурором как незаконные и необоснованные. В итоге уголовное дело возбуждено лишь 10 декабря 2018 г.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Олег Суслов утверждал о том, что оспариваемые им нормы на практике позволяют руководителю следственного органа, следователю, органу дознания или дознавателю многократно (вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности) отказывать в возбуждении уголовного дела без проведения дополнительных проверок, несмотря на признание незаконными ранее вынесенных ими решений об отказе в возбуждении дела. По мнению заявителя, спорные нормы нарушают права потерпевшего, лишают его судебной защиты и незаконно освобождают от уголовной ответственности виновных лиц.

Изучив материалы жалобы Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к рассмотрению.

КС напомнил ряд собственных правовых позиций, согласно которым проверка сообщения о преступлении и возбуждение уголовного дела представляют собой начальную, самостоятельную стадию уголовного процесса, в ходе которой устанавливается наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

На этом этапе определяются обстоятельства, исключающие возбуждение дела, дается юридическая квалификация содеянного, принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дела.

Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела должен базироваться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в установленном порядке.

КС также подтвердил обоснованность возможности отмены прокурором и руководителем следственного органа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки.

С учетом того что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела ограничивает право на доступ к правосудию, ст. 125 УПК РФ прямо относит постановление об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела к решениям, подлежащим оспариванию в судах.

В связи с этим суды также вправе рассматривать в пределах собственной компетенции жалобы о неэффективности проверки сообщения о преступлении и расследования, если последняя вытекает из ненадлежащих действий (бездействия) и решений соответствующих должностных лиц.

В этих случаях суд обязан проверить, учел ли орган предварительного следствия все обстоятельства, включая указанные в жалобе, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также исследовал ли он эти обстоятельства вообще.

Следовательно, у суда есть полномочие по указанию на конкретные допущенные нарушения и обязанность их устранения.

В то же время КС отметил, что текущее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует максимальное число отмен решения об отказе в возбуждении уголовного дела и не предусматривает предельный срок дополнительных проверок, проводимых в связи с такой отменой. Соответственно, возможен неоднократный отказ в возбуждении уголовного дела по одному и тому же сообщению о преступлении, даже если ранее прокурор или суд выявляли неправомерность аналогичных решений.

Также Суд пояснил, что органы предварительного следствия не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении.

После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

«Иное свидетельствовало бы о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, вело бы к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишало бы заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту», – отмечено в определении.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы КС: «Суд совершенно верно указал, что после отмены прокурором решения об отказе в возбуждении уголовного дела, признания его незаконным со стороны суда дознаватель (следователь) не должен повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же самые материалы».

По мнению эксперта, Суд также справедливо указал, что у прокурора должны быть полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела.

«Вместе с тем основная проблема кроется в отсутствии у прокурора в настоящее время полномочий по возбуждению, прекращению уголовных дел, которыми он, безусловно, должен обладать как лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства», – пояснил адвокат.

Он с сожалением отметил, что такие полномочия были ранее изъяты у прокурора, «и в настоящее время мы пожинаем негативные плоды, о чем свидетельствует комментируемая ситуация».

Андрей Гривцов считает, что вряд ли комментируемый судебный акт изменит во многом формальный подход следствия к многократному вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел без надлежащего проведения проверок: «Изменить порочную практику сможет лишь расширение процессуальных полномочий прокурора, которое находится в компетенции законодателя, а не Конституционного Суда РФ».

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, в исследуемом судебном акте Конституционный Суд РФ задает правильный и необходимый вектор для развития правоприменительной практики и совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

Тем не менее вряд ли судебный акт окажет кардинальное влияние на правоприменительную практику, однако последовательная реализация позиции Конституционного Суда через институты судебного и прокурорского надзора может улучшить ситуацию с защитой прав потерпевших на своевременное и справедливое разбирательство.

Татьяна Москалькова вновь предложила отказаться от стадии возбуждения уголовного делаВ качестве альтернативы омбудсмен предлагает подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь

«Не вдаваясь в оценку определения КС, отмечу, что даже при таком негативном правотворчестве орган конституционного правосудия создал базу для более эффективного обжалования шаблонных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда заявитель попадает в “карусель” одинаковых процессуальных решений, не получая адекватного ответа и оценки доводов своего заявления о совершении преступления. Мотивы рассматриваемого определения – закономерный виток развития вопроса оценки разумности сроков в уголовном судопроизводстве», – пояснил эксперт.

Напомним, ранее «АГ» писала об инициативе Татьяны Москальковой, которая отметила необходимость отказа от стадии возбуждения уголовного дела.

В качестве альтернативы омбудсмен предлагала подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь.

Свою позицию Уполномоченный по правам человека обосновала тем, что в ее аппарат поступает большое количество жалоб на незаконные отказы в возбуждении уголовных дел.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-poyasnil-poryadok-povtornykh-otkazov-v-vozbuzhdenii-ugolovnogo-dela-po-odnomu-soobshcheniyu-o-prestuplenii/

Почему прокуратура не возбуждает уголовное дело по факту внеуставных отношений в Нахимовском училище в Петербурге?

Почему не возбуждают уголовное дело

Программу ведет Петр Вайль. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.

Петр Вайль: В Петербурге суд рассматривает жалобы трех родителей курсантов Нахимовского военно-морского училища на отказ прокуратуры возбудить уголовное дело по факту внеуставных отношений в учебном заведении. По утверждению родителей, их сыновей периодически избивали другие нахимовцы.

Прокуратура мотивирует свой отказ результатами официальной проверки в училище, которая не подтвердила факты избиения. Кроме того, под надуманным предлогам преследованиям со стороны властей повергается организация Солдатские матери, принимавшая активное участие в защите пострадавших нахимовцев.

Подробнее об этом наш петербургский корреспондент Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Накануне Петроградский федеральный суд Петербурга продолжил разбирательство жалоб родителей, дети которых пострадали в Нахимовском училище.

Ранее слушание дела откладывалось два раза, так как представители прокуратуры Петроградского района, на территории которого находится Нахимовское училище, не представляли в суд материалы дела. На этот раз случилось то же самое.

Рассказывает мама нахимовца Сергея Альбина Корязина.

Альбина Корязина: Мы опротестуем одну жалобу, а у них идет дело назад, они доследуют и опять его отсылают. И вот так уже третий раз – не возбуждают уголовное дело и не отказывают. В принципе уже будет третий отказ.

Адвокат приехал, оказывается, в деле нашем еще один отказ, который мы не получили. Как таковой работы никакой нет. Я не знаю, на основании чего, кого они там допрашивают, и на основании чего они делают заключение отказать. То есть они опрашивают тех, кого им выгодно.

То же самое, что первый раз отказали, то есть не били, не издевались и вообще моего Сергея не трогали.

Дмитрий Казнин: Ни Альбина Корязина, ни другие родители не знают, на каком основании им отказывают в возбуждении уголовного дела, что делается прокуратурой для того, чтобы установить истину. Те же мероприятия и выводы, с которыми им все-таки удалось познакомиться, вызывают у родителей недоумение.

Альбина Корязина: Сейчас я как читаю в отказе, оказывается, допрашивали и командира, и офицера-воспитателя, оказывается, вообще никаких жалоб со стороны моего сына не было. Как раз от моего сына куча рапортов было. Там была создана комиссия и ничего такого не нашла. Была комиссия из офицеров училища, никаких нарушений не нашла.

Но после этой комиссии мой сын был объявлен стукачем, и его еще больше били, и потом его отправили на неделю домой, потому что находиться, в училище, как психолог сказал, ему нечего. Мой оказался слишком умный, слишком правильный.

Я в школе работаю, я таких вообще психологических характеристик не видела: слишком правильный, слишком умный, патологически правдив – для флота не годен.

Дмитрий Казнин: Сын Альбины Корязиной Сергей и дед и отец которого заканчивали Нахимовское, тяжело переживает длящийся уже более полугода скандал. Когда история эта вошла в стадию жалоб в суды и постоянных отказах в возбуждении уголовного дела, у бывшего нахимовца иногда стало возникать желание прекратить попытки восстановить справедливость.

Сергей Корязин: Бывает иногда такое желание. Мне кажется, что все-таки надо ребят, которые недостойны учиться, убирать оттуда, чтобы они не мешали тем, кто мечтал туда поступить еще с детского сада, с первого класса.

Дмитрий Казнин: Теперь, скорее всего, разбирательство очередных жалоб родителей нахимовцев состоится только осенью. На осень же перенесено рассмотрение иска о защите чести и достоинства начальника Нахимовского училища контр-адмирала Александра Букина.

Он просит взыскать через суд с городской газеты “Смена” и ее журналиста Сергея Андреева, писавшего о конфликте, миллион рублей, такую же сумму Александр Букин хочет получить с организации Солдатские матери.

Угрозу судебных разбирательств получали и другие издания, например, газета “Газета”, однако пока им иска не предъявлено. В это же время разворачивается странная ситуация вокруг Солдатских матерей.

Военный прокурор Петербурга попросил Управление юстиции проверить деятельность организации Солдатские матери, которая, как считает прокурор, подрывает устои государства и общества.

Управление юстиции откликнулось и провело проверку, результатом которой стало письменное предупреждение: деятельность организации не соответствует уставу, так как на стенах в офисе Солдатских матерей висит религиозная символика. О других, не менее серьезных нарушениях, которые были обнаружены в деятельности организации, рассказывает сопредседатель Солдатских матерей Елена Виленская.

Елена Виленская: Нас обвиняют в том, что, во-первых, у нас много религиозной символики на стенах, и мы ведем религиозную деятельность.

В том, что члены организации и сопредседатель получают зарплату, хотя зарплату за исполнение этой должности мы не получаем, а мы действительно осуществляем проекты, в основном образовательные по правам человека, но они финансируются различными фондами. Нас обвиняют в том, что в анкетах, которые заполняют военнослужащие, есть определение пытки.

В результате нас предупредили, что если в месячный срок мы не исправим все замечания, тогда будет решаться вопрос о закрытии организации. Выясняется, что на здание, в котором находится наша организация, претендует Управление юстиции, они хотят там сделать гостиницу, и нам кинули в воздух – ищите себе помещение.

Я считаю, что это не преследование нас лично, нескольких человек, членов организации, это преследование тех людей, многочисленных граждан России, которые к нам обращаются, желают жить по закону, хотят пользоваться законом, хотят защитить свои права. Это по сути преследование гражданского общества, нарождающегося с трудом в России.

Дмитрий Казнин: После того, как достоянием гласности стала история с избиением трех нахимовцев, проверки в училище проводила и комиссия Генерального штаба, и прокуратура города, и само руководство заведения. Было собрано много материала.

А главком военно-морского флота России адмирал Владимир Куроедов, побывав в Петербурге, заявил, что теперь после истории в Нахимовском училище во всех военно-морских училищах страны пройдут проверки для выявления дедовщины.

Тогда многим показалось, что расследование произошедшего в стенах элитного военного заведения будет доведено до конца. Но время шло, а никаких результатов не было.

Уже осенью суд продолжит рассмотрение жалобы родителей нахимовцев на отказ в возбуждении уголовного дела против тех, кто избивал подростков. Будет ли возбуждено уголовное дело – вопрос риторический.

Источник: https://www.svoboda.org/a/24188352.html

Почему не все уголовные дела должны доходить до суда

Почему не возбуждают уголовное дело

Андрей Гордеев / Ведомости

В послании Федеральному собранию президент сказал: «Сегодня почти половина дел (45%), возбужденных в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда. Что это значит? Это значит, что возбуждали кое-как или по непонятным соображениям».

Многие комментаторы отметили, что подобные декларации звучат каждый год, а воз и ныне там. Другие довольствовались малым: сакральные слова прозвучали, а значит, политика, направленная на условное улучшение инвестиционного климата, сохраняется.

Однако нельзя реализовывать правильную политику, опираясь на ложные посылки. Потому что это означает, что верная политика возникла случайно и рано или поздно сменится ошибочной.

А приведенные слова президента из послания показывают искаженное понимание реальности. Причем такое ошибочное понимание лица, принимающего решения, бьет совершенно в стиле Некрасова: одним концом – по бизнесу, другим – по полицейскому.

проблема – не в данных, а в самой постановке вопроса, чего не заметило большинство комментаторов.

Из слов Владимира Путина следует, что в идеале все возбужденные уголовные дела должны доходить до суда.

Первая проблема здесь в том, что множество последних изменений закона было направлено на то, чтобы дела по ненасильственным преступлениям прекращались на досудебной стадии по нереабилитирующим основаниям.

То есть человек совершил преступление, выплатил компенсацию потерпевшему, выплатил штраф (ст. 25.

1 УПК дает возможность прекращать дела без приговора с назначением судебного штрафа) и отправился домой, получив вместо судимости запись «привлекался к уголовной ответственности» в специальных учетах. Гуманный посыл: экономическое преступление – экономическая санкция. Слова президента же дают правоохранительным органам явный сигнал, что использовать специально созданные правовые механизмы не нужно, нужно любой ценой доводить дело до суда.

Вторая проблема гораздо серьезнее и свидетельствует о непонимании референтами президента механики уголовного преследования. УПК говорит в ч. 2 ст. 140: «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

Законодатель четырежды застраховался: данные должны быть «достаточными», а не «исчерпывающими» или «несомненными»; речь идет о «данных», а не о «доказательствах»; данные должны «указывать», а не «доказывать»; и наконец, речь не о «преступлении», а о его «признаках». Логика такая: если есть признаки, то дело возбуждается.

Но дальше органы следствия или дознания должны подтвердить, что преступление действительно было и его реально доказать. А так бывает далеко не всегда. И это абсолютно нормально.

Слова президента де-факто осложняют работу следственных органов. С такими установками первого лица не получится возбудить уголовное дело, а потом его прекратить, когда «разобрались». Более того, следователям фактически запрещается ошибаться (мы отдельно писали об этом в 2016 г., разбирая дело искусствоведа Елены Баснер).

Расследование преступлений, как и любая другая человеческая деятельность, ведется в условиях неопределенности и несовершенной информации.

В видении же кремлевских референтов следователи должны в момент возбуждения дела прозреть всю существующую реальность и узнать, что преступление действительно было и что доказательств получится собрать достаточно.

Спустимся с высот правовой нормы к реальной практике уголовного преследования в России. Одного возбуждения уголовного дела – без всякого осуждения – достаточно для того, чтобы разрушить бизнес.

Но уголовная политика должна быть направлена не на то, чтобы больше дел доходило до суда, или на то, чтобы меньше дел возбуждалось, а на то, чтобы разрушительный эффект от возбуждения уголовного дела и следственных действий был меньше.

Заметим, что и сама концепция возбуждения уголовного дела, и идея следствия как отдельной стадии, и структура следственных органов, отдельных от полиции, – это уникальные социалистические изобретения. В остальном мире их просто нет. И корректировать механизм стоит в сторону постепенной ликвидации этих советских анахронизмов, как и делают в других странах СНГ.

Запрет на ошибку бьет не только по следственным органам. Практика преследования за экономические преступления опирается на ту же идею. Прошлым летом мы с коллегами прочитали сотни дел по «мошенничеству в сфере предпринимательства».

Так вот, по нашим оценкам, в половине из них не было мошенничества, а во второй – предпринимательства. Либо это были чисто мошеннические схемы, где никакой реальной деятельности не велось (женщина якобы помогала трудоустроиться, но на деле собирала деньги за это, для чего создала ИП).

Либо это были простые ошибки и просчеты в ходе предпринимательской деятельности (менеджмент забыл об одном из сотен мелких контрактов и действительно не предпринял никаких шагов к его исполнению).

Далее такие ошибки – явно выборочно, так как любой живой бизнес совершает их десятками на дню, ведь предпринимательская деятельность ничуть не проще расследования уголовных дел и предугадать все невозможно, – превращались в уголовные дела.

Кремль, который требует от всех быть идеальными, совершенно одинаково относится к следователям и к предпринимателям. В сферическом правовом мире в вакууме все не только должны действовать «по закону». Все должны еще и никогда не ошибаться, и предвидеть все неожиданности, которые случатся в будущем.

Настоящая реформа, которая бы помогла бизнесу, не приведет к доведению всех возбужденных дел до суда или к уменьшению их количества. Настоящая реформа даст и предпринимателю, и следователю право на добросовестную ошибку.

Правовые механизмы, которые вокруг этого выстраиваются, должны минимизировать последствия такой ошибки. Человек, который не выполнил контракт, должен просто выплатить компенсацию контрагенту (в идеале – в досудебном порядке).

Следователь, который возбудил бесперспективное уголовное дело, должен иметь возможность спокойно его прекратить так, чтобы ущерб экономике был минимален.

Автор – директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/02/27/795310-vse

Сфера закона
Добавить комментарий