Снижение ставки оплаты и трудовой нагрузки

Кто заплатит за маневр

Снижение ставки оплаты и трудовой нагрузки

В марте министр финансов Антон Силуанов выступил с идеей нового налогового маневра

Е. Разумный / Ведомости

Для большинства участников экономики позитивный эффект от снижения страховых взносов до 22% будет нивелирован негативными последствиями повышения НДС до 22%. Наиболее ощутимые выгоды получит бюджетная система в связи с повышением собираемости доходов и экономией на выплатах страховых взносов на зарплаты бюджетников.

В марте министр финансов Антон Силуанов выступил с идеей нового налогового маневра – уменьшения нагрузки на компании по страховым взносам (путем снижения суммарной ставки с 30 до 22% фонда оплаты труда и перехода к плоской шкале начисления взносов) с одновременным повышением базовой ставки НДС с 18 до 22%.

По его словам, такая реформа приведет к сокращению теневой занятости и повышению собираемости обязательных платежей и в то же время будет «нейтральной» с точки зрения нагрузки на бизнес и доходов бюджета. Минфин не раскрывает данные о том, какие эффекты принесет предлагаемый маневр экономике в целом и компаниям различных отраслей.

Нет полной информации и по другим важным вопросам – например, о том, какие льготы по НДС и страховым взносам будут сохранены.

Для бизнеса предлагаемая реформа содержит востребованное предложение – сокращение страховых взносов и переход от все более усложняющейся системы их расчета к простой (плоская шкала на уровне 22%). По оценке ИКСИ на основе данных Росстата и ФСС, это снижение позволило бы уменьшить расходы работодателей на страховые взносы на 13–25% (в зависимости от уровня зарплат в отрасли).

Одновременное повышение НДС до 22% означает для бизнеса увеличение расходов практически на все закупки. Например, при покупке товаров и услуг, облагаемых сейчас НДС по ставке 18%, компании должны будут уплатить на 22,2% большие суммы налога.

В целом по экономике рост выплат НДС поставщикам (так называемый входящий НДС для компаний, являющихся плательщиками данного налога) может составить от 21% (если льготная ставка НДС сохранится на уровне 10%) до 28% (если эта ставка будет отменена). Следует учитывать, что в масштабах экономики суммы входящего НДС весьма значительны.

Например, по данным ФНС, сумма таких выплат за последние четыре квартала (за IV квартал 2015 г. и I–III кварталы 2016 г. – последние имеющиеся данные) составляет 33,8 трлн руб.

В целом для компаний из большинства отраслей экономики, продукция которых облагается НДС по базовой ставке, повышение НДС в ходе маневра 22/22 сведет к минимуму позитивный эффект от снижения страховых взносов. В отдельных отраслях, где НДС составляет значительную часть налоговых отчислений, суммарная нагрузка повысится. Среди таких отраслей строительство, оптовая и розничная торговля, операции с недвижимостью.

Ощутимое снижение нагрузки будет наблюдаться только в секторах, менее вовлеченных в операции с НДС и при этом имеющих значительное число рабочих мест с низкими и средними зарплатами. Прежде всего это секторы образования, здравоохранения, госуправления и обеспечения безопасности, которые в значительной части представлены организациями бюджетной сферы.

Для бюджета предлагаемая реформа будет иметь два последствия: повышение стабильности доходов и сокращение расходов на содержание бюджетных организаций (в части страховых взносов на сотрудников).

Доля поступлений НДС (они характеризуются высокой собираемостью за счет применения современных средств контроля за операциями компаний) в суммарных доходах бюджета будет увеличена, а доля поступлений страховых взносов (их собираемость оценивается как относительно низкая) – снижена. Тем самым бюджетные поступления в целом станут более прогнозируемыми. Кроме того, снижение ставки страховых взносов может привести к тому, что привлекательность выплаты теневых зарплат снизится, что улучшит собираемость взносов в рамках новой системы.

По оценке ИКСИ, в условиях 2015 г. снижение ставки взносов до 22% привело бы к экономии более чем 140 млрд руб.

для организаций, относящихся к сектору государственного управления и обеспечения военной безопасности, более 170 млрд в сфере образования и около 135 млрд в сфере здравоохранения.

Суммарная экономия бюджетных средств при снижении страховых взносов составит около 420 млрд руб. (по оценке на основе данных Росстата, в образовании, госуправлении и обеспечении безопасности бюджетники составляют 97% занятых, а в здравоохранении – 87%).

Вероятно, именно эта экономия стала причиной заявлений Минфина о «нейтральности» реформы для доходов бюджета. По оценке ИКСИ, в условиях 2015 г. предлагаемое снижение страховых взносов в целом по экономике вызвало бы снижение поступлений на сумму около 1200 млрд руб.

, в то время как повышение НДС привело бы к получению только 980–1000 млрд в качестве дополнительных доходов, в сумме объем выпадающих доходов бюджетной системы составил бы 200–220 млрд.

Однако с учетом экономии на страховых взносах бюджетных организаций маневр 22/22 не только не вызовет выпадения бюджетных доходов, но и может привести к их росту.

Неизбежным негативным следствием маневра станет рост цен в связи с повышением ставки НДС. Минфин оценивает вклад повышения НДС в потребительскую инфляцию на уровне 2%, указывая при этом, что данное повышение будет «единовременным». Однако такие оценки представляются слишком оптимистичными.

Например, продукт с отпускной ценой производителя 100 руб., который вместе с НДС сейчас стоит 118 руб. для потребителя, после повышения НДС будет стоить 122 руб., что означает рост цены на 3,4%.

В свою очередь, риски увеличения потребительской инфляции станут не только ограничителем спроса, но и фактором продления жесткой денежно-кредитной политики Банка России.

В условиях стагнации необходимы совсем другие маневры, основанные на сокращении нагрузки на экономику в целях стимулирования восстановления деловой активности. Например, со стороны Минфина было бы целесообразно проработать вопрос об упрощении системы страховых взносов и снижении их базовой ставки, но без повышения НДС.

При этом от Минфина потребовалась бы готовность к выполнению бюджетных обязательств в условиях дефицита бюджета, а также активные действия по расширению внутренних заимствований в начальный период реализации реформ.

Восстановление деловой активности в результате снижения нагрузки на бизнес станет основой для расширения базы налогов и страховых взносов и обеспечит рост доходов бюджета в будущем.

Автор – замначальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ)

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/05/03/688431-kto-zaplatit

Минфин РФ раскрыл детали новой налоговой реформы

Снижение ставки оплаты и трудовой нагрузки

МОСКВА (Рейтер) – Министр финансов Антон Силуанов частично раскрыл параметры готовящейся экономическим блоком налоговой настройки с 2019 года, пообещав, что общая нагрузка на бизнес в результате изменений не вырастет.

Министр финансов РФ Антон Силуанов на конференции Совета по международным отношениям в Нью-Йорке. 23 апреля 2012 года. Министр финансов Антон Силуанов считает возможным снизить совокупную ставку страховых взносов и увеличить косвенную нагрузку; по его оценке, ставки взносов и НДС должны быть на уровне 22 процентов, чтобы это было нейтрально для бюджета. REUTERS/Keith Bedford

Выступая на налоговом форуме РСПП, объединяющего крупных российских предпринимателей, Силуанов объявил, что ставка страховых взносов может снизиться до 22 процентов с нынешних 30 процентов с одновременной отменой пониженной ставки, а налог на добавленную стоимость (НДС) вырастет до тех же 22 с 18 процентов.

Кроме того, ведомство планирует завершить нефтяной маневр с отменой экспортной пошлины на нефть в 2022-2025 годах, а также готово скорректировать пакет законодательства о деофшоризации, вынудившего бизнес менять резидентство в попытке спрятать имущество.

Глава Минфина предложил сидевшим в зале бизнесменам договор: “мы не увеличиваем налоговую нагрузку, а вы, коллеги, платите налоги по законодательству”.

ВЗНОСЫ И НДС

Бывший заместитель Силуанова, назначенный в конце прошлого года главой Минэкономразвития, Максим Орешкин, еще будучи в Минфине выступивший с идеей так называемой “фискальной девальвации” – снижения страховых взносов в обмен на повышение НДС – предлагал снизить платежи во внебюджетные фонды до 21 процента и до 21 процента повысить НДС.

Комментируя схему Орешкина 21/21 Силуанов говорил в конце февраля, что идея Минэкономразвития не была проработана с Минфином РФ и может привести к большим выпадающим доходам бюджета.

В понедельник Силуанов позитивно отозвался о схеме 22/22:

“Мы считаем, что нам нужно снизить тяжелую, сложную нагрузку на фонд оплаты труда, она у нас одна из самых высоких не только среди стран с развивающимися экономиками, но и с развитыми экономиками. Поэтому считаем возможным снизить совокупную ставку страховых взносов и перенести налоговую нагрузку на косвенные налоги”.

“По нашим расчетам, с тем, чтобы это было нейтрально для бюджета, ставки должны составлять порядка 22 процентов – 22 процента ставка страховых взносов компенсируется 22 процентами ставки НДС”.

В условиях снижения ставки взносов во внебюджетные фонды Минфин предлагает отказаться от так называемых “хвостов”, сделав единую плоскую ставку.

В настоящее время общая ставка страховых взносов 30 процентов распределяется между Пенсионным фондом (22 процента), Фондом социального страхования (2,9 процента) и Фондом обязательного медицинского страхования (5,1 процента), при этом в случае с ПФР и ФСС при превышении определенной суммы заработка взносы уменьшаются: в ПФР при превышении годовой зарплаты работника 876.000 рублей взнос снижается до 10 процентов, в ФСС платеж обнуляется, если зарплата выше 755.000 рублей.

В то же время Минфин предлагает сохранить льготную 10-процентную ставку НДС для социально-значимых товаров.

По замыслу Минфина, снижение нагрузки на фонд оплаты труда и повышение косвенного налогообложения должно вывести бизнес из тени и дать импульс инвестиционной активности.

“Этот маневр (22/22) нейтрален для бюджета с одной стороны. Хотя с точки зрения последствий – упрощения администрирования, улучшения климата налогового для бизнеса – мы видим, что могут быть и увеличения поступлений за счет обеления секторов, которые еще не в полной мере платят налоги”, – сказал Силуанов.

“С другой стороны, он позволяет стимулировать предприятия, которые ориентированы на экспорт. Это стимул развития экспортной экономики, поскольку на импортные товары будет увеличиваться НДС, экспортные будут, как и сейчас, освобождены от НДС, при этом при снижении ставки страховых взносов все предприятия, в том числе экспортеры, получат дополнительные преференции”.

Силуанов сообщил, что предстоит решить с социальным блоком, как будет расщепляться пониженная ставка страховых взносов между фондами, и предупредил, что Минфину придется увеличивать трансферт ПФР из федерального бюджета из-за падения доходов пенсионной системы.

Разовый вклад в инфляцию от повышения НДС до 22 процентов Силуанов оценил в чуть больше 2,0 процентных пунктов.

НЕ ПОЛЕТИТ?

В прошлом году российские чиновники начали активно обсуждать изменение основных налогов. Президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию поручил правительству разработать поправки налоговой системы с тем, чтобы они заработали с 2019 года и стимулировали рост экономики.

Помимо обмена страховых взносов на НДС власти также обсуждают повышение ставки налога на доходы физлиц до 15 процентов с 13.

Бывший заместитель Силуанова и основатель действующей налоговой системы Сергей Шаталов предупредил, что новый налоговый маневр недостаточно просчитан в условиях отсутствия параметров пенсионной системы и призвал к осторожности.

“Здесь надо быть очень и очень аккуратным, потому что те нулевые расчеты снижения страховых взносов исходят из существующей пенсионной системы, системы медицинского и социального страхования.

Это абсолютно неправильно, учитывая то, что пенсионную систему нужно менять, а нынешняя система медицинского и социального страхования вообще не имеет отношения к страхованию.

Пока мы не знаем параметры новой пенсионной системы, считать в этих условиях довольно сложно”, – сказал он.

Он предложил правительству повнимательнее присмотреться к налоговым льготам, отказ от которых мог бы компенсировать снижение страховых взносов без повышения других налогов.

“Сегодня налоговые льготы составляют примерно 2,5 процента ВВП. Огромные суммы.

Вот те маневры, которые мы обсуждаем, – повышение НДС до 22 процентов (дает дополнительных доходов) примерно 1,5 процента ВВП, снижение страховых взносов (ведет к выпадению доходов) на 1,5 процента ВВП.

Просто подумайте – а не здесь ли у нас резервы? Не повышая НДС или повышая его совсем немножко, снизить страховые взносы и, может быть, даже в большей пропорции, чем предлагается сегодня?”.

Шаталов также предостерег власти от завышенных ожиданий в результате налогового маневра, отметив, что корень проблем кроется в плохом инвестклимате.

“Мы очень часто пытаемся за счет налогов и изменений налоговой системы добиться результатов там, где у нас ничего не получается.

Да, институты, да, изменение государства – это долго, хлопотно, этим надо заниматься много лет, упорно, для этого нужна сильная политическая воля.

А тут: давайте мы что-нибудь подкрутим в налогах и тогда у нас все будет хорошо. Не полетит, к сожалению. Все такие возможности уже исчерпаны”, – сказал он.

НЕФТЯНОЙ МАНЕВР

По оценке Минфина, поступления от нефтегазовых налогов до 2025 года сократятся на 1,0 процент ВВП.

“Считаем, что за счет изменения структуры налогов, улучшения собираемости, мы вполне могли бы этот 1 процентный пункт компенсировать”, – сказал министр.

Силуанов предложил завершить начатый несколько лет назад налоговый маневр в нефтянке, обнулив экспортную пошлину на нефть в промежутке 2022-2025 годов. НДПИ на нефть вырастет, сказал министр, но не стал озвучивать параметры, отметив лишь, что это будет нейтрально для нефтяников.

При этом он в очередной раз напомнил, что Минфин выступает за переход от НДПИ к налогу на добавленный доход и отказ от индивидуальных льгот для компаний и месторождений.

“Здесь мы видим возможности увеличения доходов в бюджет”, – сказал Силуанов.

ДЕОФШОРИЗАЦИЯ

Силуанов сказал, что Минфин готов корректировать пакет законов, связанных с деофшоризацией, на фоне нежелания бизнеса декларировать все свои активы и отказа от российского резидентства.

“Мы часто слышим, что нужно подкорректировать деофшоризационный пакет. В целом мы готовы к работе в этом направлении”, – сказал Силуанов.

“Пока мы видим, что у нас многие приняли решение, что лучше отказаться от российского резидентства, не хотят декларировать свои имущественные активы, свои компании”, – сказал он, добавив, что первая аналитика по контролируемым иностранным компаниям (КИК) будет в апреле.

Дарья Корсунская при участии Елены Фабричной

Источник: https://ru.reuters.com/article/businessNews/idRUKBN16K0NC-ORUBS

Снижение нагрузки на фонд оплаты труда и пенсионная реформа — с чего начать?

Снижение ставки оплаты и трудовой нагрузки

Однако мешают этому две проблемы: необходимость финансировать существующие расходы на пенсионное обеспечение и отсутствие инвестиционных инструментов, которые можно было бы использовать для реализации накопительной системы.

Впрочем, учитывая обанкротившееся состояние пенсионной системы, решение вопроса устойчивого финансирования расходов на содержание пенсионеров является самостоятельной задачей, даже если накопительная система не будет внедрена.

Мы попытались разобраться, происходит ли детенизация заработных плат, и каких результатов достигло правительство, внедряя реформу (см. “Детенизация зарплат. Как выиграть, не проиграв?”, ZN.UA №7 от 23 февраля 2018 г.).

Теперь следует рассмотреть вариант реформирования пенсионной системы и дальнейшей детенизации, представляющийся наиболее приемлемым.

Предложения для детенизации зарплат и начала пенсионной реформы

На первом этапе начисление единого социального взноса (ЕСВ) ограничивается путем уменьшения максимальной базы для начисления ЕСВ до двух минимальных заработных плат (МЗП). На втором этапе — до одной МЗП, на третьем — ЕСВ отменяется. На первых двух этапах ЕСВ уплачивается непосредственно в бюджет.

Расходы на выплату пенсий финансируются непосредственно из бюджета за счет ЕСВ, части налога на доходы физических лиц (НДФЛ) и других поступлений в бюджет. После отмены ЕСВ финансирование происходит за счет других поступлений в бюджет.

В этом случае обозначенную пенсию следует называть пособием по возрасту, что также уменьшит путаницу с дальнейшим внедрением накопительной пенсионной системы, желательно добровольной.

На первом этапе также ликвидируются Пенсионный фонд и Фонд социального страхования. Функция по начислению пенсий (пособия по возрасту) максимально автоматизируется и передается в Министерство социальной политики или Министерство финансов.

Функция по выплате и доставке пенсий по тендеру передается банку, который предложит самые лучшие условия. Учитывая объем средств, которыми будет оперировать банк, текущие затраты на доставку пенсий (почти 2 млрд грн) могут быть существенно уменьшены.

Следовательно, от ликвидации Пенсионного фонда экономия бюджетных средств может достичь 4,7 млрд грн ежегодно.

Ликвидация Фонда социального страхования обеспечивает дополнительные поступления в бюджет в виде ЕСВ (который не будет распределяться) на уровне 30 млрд грн. Из 22% ЕСВ в Пенсионный фонд направляются только 18,8%. Остальные 3,2%, составившие в 2018 г. приблизительно 30 млрд грн, направляются в Фонд социального страхования.

На сайте Фонда не удалось найти хотя бы один отчет об использовании средств. На сегодняшний день это самый непрозрачный субъект, распоряжающийся миллиардами гривен налогоплательщиков. Фонд нужно ликвидировать, а функции страхования должны выполняться страховыми компаниями по договорам с субъектами предпринимательства.

То есть для предприятий с определенным риском производства страхование становится обязательным. Система компенсации нетрудоспособности в связи с болезнью должна быть полностью за счет работодателя. Но для многих из них это уже факт, с учетом компенсации первых пяти дней больничного за счет работодателя.

Но это отдельная тема.

Снижение нагрузки на фонд оплаты труда приведет к детенизации зарплат и увеличению поступлений от НДФЛ, что и будет компенсатором потерь бюджета от отмены ЕСВ. Но это не произойдет немедленно, поэтому и предлагается поэтапность, которая, впрочем, не исключает необходимости поиска средств для покрытия уменьшения поступлений от ЕСВ.

Ограничение начисления ЕСВ двумя МЗП обеспечит поступления в бюджет на уровне 160 млрд грн (при условии, что все 22% будут направлены в государственный бюджет). Расчет сделан, исходя из предположения, что в течение 2019 г. 5 млн работников будут получать доход в сумме не менее 4,2 тыс. грн и 5 млн — от 4,2 тыс. до 8,4 тыс грн и выше.

Еще минимум 10 млрд грн поступят на протяжении года от физических лиц-предпринимателей. В этом случае бюджет получит на 32 млрд грн меньше по сравнению с поступлениями 2018 г. Эта сумма уменьшается на сумму экономии бюджета от начисления ЕСВ на зарплаты бюджетных учреждений и организаций, превышающие две МЗП. Более 700 тыс.

работников бюджетной сферы получают зарплаты в диапазоне от 8,4 тыс. до 60 тыс. грн, что превышает две МЗП. Таким образом, расходы бюджета на выплату таких заработных плат в сумме, превышающей 8,4 тыс. грн, не будут облагаться ЕСВ.

Это расходы бюджета на оплату труда приблизительно в сумме 90 млрд грн в год, а экономия за счет уменьшения базы для начисления ЕСВ составит почти 20 млрд грн. Таким образом, остается покрыть 12 млрд грн.

Для компенсации этих потерь за счет расширения базы для начисления НДФЛ (соответственно, увеличения поступлений НДФЛ) понадобится некоторое время — год или даже два. Где взять деньги для финансирования расходов в течение этого времени?

Например, в бюджете 2019 г. заложены почти 180 млрд грн по такому функциональному показателю, как экономическая деятельность.

Детенизация зарплат приведет к увеличению поступлений в бюджет от НДФЛ, а следовательно, перенаправление части средств, запланированных на экономическую деятельность, на покрытие потерь от уменьшения ЕСВ можно считать наиболее перспективной экономической деятельностью государства.

Как показывает ситуация с предыдущим снижением ЕСВ до 22%, дальнейший рост НДФЛ происходит с кумулятивным эффектом. Этого же следует ожидать и от дальнейшей отмены ЕСВ. То есть для дальнейшего снижения нагрузки на фонд оплаты труда путем уменьшения базы для начисления ЕСВ до одной МЗП должен появиться дополнительный ресурс от увеличенного поступления НДФЛ.

Ликвидация Пенсионного фонда даст экономию расходов бюджета на уровне 4,7 млрд грн. Ликвидация Государственной службы по вопросам труда даст экономию бюджета на уровне 600 млн грн.

Ликвидация Государственной экологической инспекции — 363 млн грн. Ликвидация Государственной архитектурной инспекции — 193 млн грн.

Ликвидация Государственной службы Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей даст экономию бюджета на уровне 4,8 млрд грн.

За счет сокращения финансирования Государственной фискальной службы можно дополнительно получить 6 млрд грн. Так, финансирование ГФС в 2018 г. составило
11,7 млрд грн. За счет налоговых поступлений в 2018 г. бюджет получил 979 млрд грн.

То есть Украина потратила 1,2% от собранных налогов на организацию их сбора. К примеру, в Эстонии на сбор налогов тратят 0,34%, или почти в четыре раза меньше. Поэтому есть все основания говорить о возможности уменьшить финансирование ГФС по крайней мере на 6 млрд грн.

Бесспорно, это включает значительное сокращение численности работников и функций ГФС.

Таким образом, за счет ликвидации коррупционных атавизмов советских времен и уменьшения финансирования ГФС можно получить почти 16 млрд грн ежегодной экономии. Но на это потребуется какое-то время, пока пройдут процедуры увольнения и ликвидации.

Если начать реализовывать предложенный вариант немедленно, то 12 млрд грн можно получить за счет недофинансирования статей бюджета по таким функциональным назначениям, как экономическая деятельность в части субсидирования субъектов предпринимательской деятельности. Начать реализовывать это надо как можно быстрее.

Отдельно следует рассмотреть идею о финансировании расходов на текущие выплаты пенсий за счет сдачи в аренду земли, находящейся в государственной собственности.

После решения вопроса с финансированием пенсионеров и уменьшением нагрузки на фонд оплаты труда откроется возможность для создания в Украине накопительной пенсионной системы. Но это должна быть, по крайней мере на первом этапе, добровольная система.

При достижении пенсионного возраста или трудового стажа каждый имеет право на получение пособия по возрасту в размере на уровне, например, 100 долл.

Желающим продолжать финансировать солидарную пенсионную систему, возможно, следует предоставить право платить в бюджет определенную часть суммы, что даст право на получение повышенного пособия по возрасту.

Объяснения к предложениям

Необходимость снижения давления на фонд оплаты труда находит поддержку в обществе и правительстве. Но существуют различные взгляды на то, как этого достичь. Почему именно уменьшение максимальной базы для начисления ЕСВ, а например, не уменьшение ставки ЕСВ или ставки НДФЛ?

Во-первых, это объясняется конечной целью — полная ликвидация уплаты ЕСВ в нынешнем виде. Во-вторых, предыдущий опыт снижения ЕСВ показал, что детенизация произошла прежде всего на уровне дохода более трех МЗП.

Уменьшение базы для начисления ЕСВ до двух МЗП будет означать существенное сокращение актуальной ставки для дохода, например, выше 20 тыс. грн. Следовательно, чем выше зарплата, тем меньшей станет нагрузка на фонд оплаты труда.

Это позволит отказаться от выплаты зарплаты в конвертах компаниям, использующим высококвалифицированный персонал. Кроме того, это сделает более выгодным платить более высокие зарплаты.

Не следует бояться, что начнут использовать высокие зарплаты для снижения нагрузки даже на две МЗП. Во-первых, сейчас уже используют, а в связи со снижением нагрузки такая практика будет только сокращаться.

Во-вторых, те, кто будет этим заниматься, все равно заплатят НДФЛ, а увеличение поступлений от НДФЛ будет свидетельствовать о детенизации зарплат, что является главной задачей этой реформы. В-третьих, на первом этапе это две МЗП, на втором — одна, а на третьем ЕСВ вообще отменяется.

Каждый выйдет в тот момент, когда экономически станет выгоднее платить всю зарплату официально. Украинские реалии показали, что иного пути детенизации заработных плат не существует.

Еще один важный аспект. Можно много объяснять работникам и работодателям, что начисления на фонд оплаты труда, уплачиваемые работодателями, это вроде бы налоги того же работника, но на практике восприятие этих вещей другое.

Работника мало волнует ЕСВ за счет работодателя, а работодатель рассматривает ЕСВ как налог, уплачиваемый за его счет. Следовательно, важным в вопросе детенизации зарплат является достижение максимальной нейтральности выплаты заработной платы для работодателя.

В этом случае именно работодатель будет заинтересован платить все официально. А это означает, что у государства будет информация о лицах, получающих зарплаты и субсидии.

Это позволит навести порядок в выплате дотаций, а значит, это дополнительная экономия средств бюджета, что также на определенном этапе станет компенсатором отказа от ЕСВ.

Ликвидация упомянутых выше органов власти и Пенсионного фонда — не слишком ли это?

Любой государственный орган всегда сможет обосновать необходимость своего существования. По большому счету, процесс ликвидации государственных органов и уменьшения численности государственных служащих так и не начался в Украине. Да, есть пример ГАИ. Возможно, еще несколько. Но преимущественно это реформирование путем присоединения одного органа к другому, переименования и т.п.

проблема существования большого количества государственных служащих и органов даже не в расходной части бюджета, хотя это значительная нагрузка для него (только на зарплаты в 2019 г.

будет потрачено более 200 млрд грн), а следовательно, и в увеличении нагрузки на налогоплательщиков.

проблема в том, что государственные чиновники начинают создавать себе занятость, обосновывать свою нужность, выдумывать законодательство, соблюдение которого потом они же и будут контролировать. Все это головная боль для развития экономики и условий ведения бизнеса.

Работая над этим материалом, я пересмотрел значительное количество отчетов и презентаций, подготовленных Пенсионным фондом. Напоминает подготовку бизнесмена к встрече с будущим инвестором. Все это выглядит содержательно и качественно. Но возникает вопрос: а зачем все это мне, пенсионеру или любому плательщику ЕСВ, за счет которого платится 4,7 млрд грн на содержание Пенсионного фонда?

Пенсионный фонд демонстрирует, что он является атавизмом реформы, направленной на снижение нагрузки на фонд оплаты труда.

Аргументы об увеличении поступлений от НДФЛ в связи с уменьшением ЕСВ не воспринимаются, поскольку для Пенсионного фонда имеют значение только поступления в виде ЕСВ.

Поэтому Пенсионный фонд, пока он существует, будет расширять максимальную величину для начисления ЕСВ, увеличивать базу для ЕСВ другим образом, поскольку это для него естественно, — он пытается выжить и быть безубыточным.

Для госслужащих, работающих там, это нормальное исполнение их обязанностей. Но нужны ли они обществу? И этот вопрос касается не только Пенсионного фонда. Такой же вопрос возникает к Министерству финансов, Минсоцполитики, МЭРТ, на содержание которого в этом году заложено свыше 6 млрд грн.

Пенсионный фонд сейчас пытается обосновать предоставление ему дополнительных полномочий для проверок и штрафов, старается расширить свой штат. И все это происходит бесконечно. Как, собственно, и “реформа” ГФС — туда-сюда. А цена содержания для бюджета растет ежегодно.

Пример с ГАИ демонстрирует, что органы должны ликвидироваться, и уже жизнь должна показать, нужны ли вообще регулирование и контроль в определенной сфере. Поэтому от презентаций в виде Power Point надо переходить к ликвидации и сокращению.

Несомненно, сокращенных работников бюджетной сферы нельзя оставлять без государственной поддержки (например в течение двух лет).

Это соответствует европейской практике и упростит процедуру сокращения, хотя и обернется дополнительными расходами бюджета, которые тоже надо считать.

Но это меньшее зло, чем непомерный штат работников, создающий проблемы для развития экономики, оправдывая свою занятость, а как следствие, предоставляя низкий уровень государственных услуг.

Источник: https://zn.ua/finances/snizhenie-nagruzki-na-fond-oplaty-truda-i-pensionnaya-reforma-s-chego-nachat-310545_.html

Не окладом единым: в России захотели выравнять зарплаты учителей

Снижение ставки оплаты и трудовой нагрузки

Зарплаты российских учителей следует привести к единому знаменателю, для чего необходимо создать общую для всей страны систему оплаты их труда.

С просьбой проработать этот вопрос в рамках нацпроекта «Образование» к правительству обратится Совет Федерации, сообщили «Известиям» в комитете СФ по науке, образованию и культуре. Реализация проекта, по оценкам сенаторов, может занять около года.

Представители профессионального сообщества поддержали идею и выразили мнение, что зарплата педагогов должна быть в два раза больше минимального размера оплаты труда или не меньше двух прожиточных минимумов в регионе.

Год на разработку

О том, что в Совфеде обсуждают вопрос об установлении единой отраслевой системы оплаты труда в образовании, «Известиям» сообщил зампред комитета по науке, образованию и культуре Виктор Смирнов.

По словам сенатора, одна из основных проблем, волнующих сегодня педагогическое сообщество, — отсутствие на федеральном уровне единой нормативно-правовой базы.

Это в итоге приводит к «нерациональной дифференциации в вознаграждении воспитателей и учителей», подчеркнул он.

— Сегодня по законодательству систему оплаты труда в конкретном образовательном учреждении устанавливает его учредитель. В общеобразовательных школах им, как правило, выступает муниципалитет, но вопрос нормирования оплаты труда фактически осуществляет субъект РФ, — напомнил Виктор Смирнов.

В стране нет единой системы оплаты труда педагогов, поэтому за одинаковую работу учителя получают совершенно разные зарплаты. В некоторых регионах базовый оклад за норму педагогической нагрузки оказался меньше минимального размера оплаты труда почти в два раза.

— Такое положение дел совершенно недопустимо, поскольку каждый учитель, если вести речь об общем образовании, реализует единый федеральный государственный образовательный стандарт и должен за свой труд получать оплату, рассчитанную на основе единых принципов, — уверен сенатор. — Дифференциация становится злом, а не стимулом к развитию, когда в пределах даже одного субъекта оплата за норму педагогической нагрузки специалистов одной квалификационной категории, реализующих образовательные программы одного уровня, существенно отличается.

Кроме того, повышение квалификации педагогов должно обязательно находить отражение в системе оплаты труда, причем методологические подходы к материальному вознаграждению должны быть общими во всех регионах, подчеркнул Виктор Смирнов.

По его оценке, решение вопроса о введении единой системы оплаты труда педагогов может занять около года.

— Надеюсь, в течение нынешней осенней и весенней сессии следующего года правительству России во взаимодействии с Федеральным собранием и профсоюзами удастся сформировать подходы к системе оплаты труда в российских образовательных учреждениях, которые устранят существующий негатив. Прежде всего мы будем просить правительство проработать этот вопрос в рамках деятельности проектного офиса по национальному проекту «Образование», — заявил сенатор.

Задача в том, чтобы создать понятную для общества единую в своих принципах систему оплаты труда для всей страны, объяснил Виктор Смирнов. Только после достижения согласия между профессиональным сообществом, финансово-экономическим блоком правительства и профсоюзами станет понятно, будет ли введен единый минимальный оклад учителей для всех субъектов или для каждого в отдельности.

Зарплата должна определяться количеством часов аудиторной нагрузки, уровнем образовательной программы и профессиональными квалификациями педагога, отметил сенатор. При этом он призвал сохранить систему стимулирующих выплат.

— Единая минимальная зарплата учителей должна, безусловно, превышать МРОТ. На сколько? Вопрос для дискуссии. Ради точности следует отметить, что с 2007 года из российского законодательства понятие минимальной заработной платы исчезло, — заключил Виктор Смирнов.

Согласно официальной статистике Росстата, средняя зарплата учителя общеобразовательной организации за январь–сентябрь 2019 года составила 40 337 рублей: самая высокая зафиксирована на Чукотке (99 тыс. рублей), а самая низкая — в Северной Осетии (21,9 тыс. рублей).

Менять пакетом

Труд учителя в каждом регионе должен оцениваться по государственному стандарту, заявил «Известиям» председатель комитета Совфеда по социальной политике Валерий Рязанский.

— Я положительно отношусь к идее введения единой отраслевой системы оплаты труда учителей. Зарплата не может разниться в несколько раз от региона к региону, — подчеркнул сенатор.

Достигнуть выравнивания оплаты труда педагогов до среднероссийского уровня сложно, и в следующем году вряд ли что-то изменится, однако работать в этом направлении необходимо, уверен он. В дальнейшем система оплаты труда учителей в стране должна зависеть только от региональной и географической специфики — например, учитывать северные надбавки.

— Необходимо переработать большой пласт нормативно-правовых вещей и реализовать это всё через систему межбюджетных отношений с регионами. Поэтому за один заход не получится решить эту проблему, — заявил Валерий Рязанский.

В профессиональной среде также поддерживают эти изменения. Сейчас дифференциация оплаты учителей в разных регионах абсолютно несправедлива, считает сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий.

— Нужно установить минимальную гарантированную оплату 18 часов работы учителя в неделю, то есть ставки. Кто-то говорит, что ставка должна быть не меньше двух минимальных размеров оплаты труда. Другие считают, что она должна быть не меньше двух прожиточных минимумов в регионе, — пояснил он.

Если в СФ разработают законопроект, который будет предполагать хотя бы минимальное возвращение к тарифной сетке, профсоюз «Учитель» поддержит эту инициативу.

— Однако придется слишком много менять в других законах — прежде всего в законе «Об образовании». Нельзя сделать это просто одним решением — необходим целый пакет изменений, — подчеркнул Всеволод Луховицкий.

В свою очередь, в Общероссийском профсоюзе образования отметили, что тоже занимаются вопросом и активно выступают за усиление гарантий в сфере оплаты труда. Об этом «Известиям» сообщила заместитель председателя организации Татьяна Куприянова.

— Профсоюз действительно заинтересован во введении единой системы оплаты труда в сфере образования, которая бы была направлена на снижение межрегиональной дифференциации, — заявила она.

Источник: https://iz.ru/950183/liubov-lezhneva/ne-okladom-edinym-v-rossii-zakhoteli-vyravniat-zarplaty-uchitelei

Сфера закона
Добавить комментарий