Ст 111 УК РФ отсутствует причинная связь со смертью, но вменяют ч. 4?

Журнал МЕДИЦИНА

Ст 111 УК РФ отсутствует причинная связь со смертью, но вменяют ч. 4?

Преступления, совершенные медицинскими работниками вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей (по материалам судебной практики Европейской части России 2015-2017 г.г.)

Гришин С. М.
к.ю.н., адвокат Московской коллегии адвокатов, преподаватель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

В статье на основе фактических материалов рассмотрена проблема преступлений, явившихся следствием ненадлежащего исполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей.

Анализируются недостатки криминальной статистики, не позволяющие создать целостную картину ситуации, складывающейся в стране в указанной области, отмечаются трудности с выявлением подобных преступлений и привлечением нарушителей к уголовной ответственности.

Приводится разбор отдельных приговоров в отношении врачей, по вине которых погибли пациенты.

Делается вывод о несоответствии действующего уголовного законодательства объективным потребностям охраны прав пациента, формулируются предложения по повышению эффективности судебно-медицинских экспертиз по уголовным делам о профессиональных преступлениях медицинских работников.

преступления с тяжкими последствиями, медицинские работники, статистика преступлений, врачебная ошибка, судебно-медицинская экспертиза

doi: 10.29234/2308-9113-2018-6-1-1-14

В последние годы произошли существенные изменения, как в жизни нашего общества, так и во взаимоотношениях врача и пациента.

Внедрение рыночных отношений во все сферы деятельности в нашей стране, проводимые реформы, не могли не отразиться и на здравоохранении, а научно-технический прогресс и вся совокупность современных общественных отношений предъявляют все более высокие профессиональные, морально-этические и правовые требования к специалистам сферы здравоохранения.

В условиях складывающейся социально-экономической ситуации в нашей стране приходится пересматривать огромное количество понятий и ценностей. Отношения врача и пациента перестают быть межличностными. Все более вырисовывается их правовая сторона.

Не вызывает сомнения и то, что с оказанием медицинской помощи непосредственно связана проблема возникновения профессиональных ошибок и дефектов оказания медицинской помощи.

Заметным становится и рост преступлений с тяжкими последствиями, совершаемых лицом вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. За последние годы существенно возросла доля причинения смерти и тяжкого вреда здоровью человека медицинскими работниками, лицами, призванными охранять эти ценности.

В существующей юридической практике под ответственностью понимают применение к лицу, совершившему правонарушение, предусмотренных законом мер принуждения. Профессор Ю. Д. Сергеев указывает: “Совершение преступления медицинским работником в ходе своей профессиональной деятельности является квалифицирующим обстоятельством и, как следствие, предусматривает повышенную ответственность” [9].

Под уголовной ответственностью следует понимать меры принудительного характера, которые предусматриваются уголовным законом в качестве реакции государства на совершение лицом преступления.

В соответствии с Уголовным кодексом РФ (далее – УК РФ) лицо подлежит уголовной ответственности только за те опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

Стоит обратить внимание на то, что причинение вреда здоровью легкой или средней тяжести, вследствие ненадлежащего исполнения медицинским работником своих служебных обязанностей по неосторожности, уголовной ответственности не влекут.

Таким образом, под профессиональным преступлением в медицинской деятельности понимается умышленное или по неосторожности совершенное лицом медицинского персонала в нарушение своих профессиональных обязанностей такое общественно опасное деяние, которое причинило (или реально могло причинить) существенный вред здоровью отдельных граждан или вызвало опасность для их жизни [10].

Уголовная ответственность не наступает, если при неблагоприятном исходе лечения действия медицинского работника были правильными, если он сделал все, что следовало сделать в данной ситуации; если медицинский работник не мог предвидеть, что его действия являются неправильными; если при объективно неправильных действиях не наступили вредные последствия или же отсутствует причинная связь между действиями и наступившими последствиями; эти объективно неправильные действия способствовали наступлению неблагоприятных последствий – это или смерть больного или причинение существенного вреда здоровью (причинная связь носит не случайный, а необходимый характер). При отсутствии хотя бы одного из указанных условий ответственность медицинского работника исключается.

В соответствии с действующим уголовным законодательством медицинский работник может нести уголовную ответственность за следующие виды возможных в его профессиональной практике преступлений: убийство (ст. 105 УК РФ); причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст.

109 УК РФ); причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ); принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст.

120 УК РФ); заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 4 ст. 122 УК РФ); незаконное производство аборта (ст. 123 УК РФ); неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ); незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ); нарушение неприкосновенности частной жизни (ч.

1 ст. 137 УК РФ); подмена ребенка (ст. 153 УК РФ); незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконное производство, сбыт или пересылка указанных веществ (ст. 228 УК РФ); хищение либо вымогательство наркотических или психотропных веществ (ст.

229 УК РФ); незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК РФ); незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст. 234 УК РФ); незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст.

235 УК РФ); нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236 УК РФ); сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст. 237 УК РФ).

За служебные преступления медицинские работники могут нести ответственность как должностные лица по статьям главы 30 УК РФ “Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления” и как лица, выполняющие управленческие функции в управленческой или иной организации по статьям главы 23 УК РФ “Преступления против интересов службы в коммерческих или иных организациях”. При этом, решая вопрос об уголовной ответственности медицинского работника, правоохранительные органы должны устанавливать какие обязанности он выполняет, дабы не допустить отожествления профессиональных функций с должностными и управленческими.

Среди преступлений наибольший удельный вес имеют неосторожные, совершенные вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей: причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, (ч. 2 ст. 118 УК РФ), причинение смерти (ч. 2 ст. 109 УК РФ), заражение другого лица ВИЧ-инфекцией (ч. 4 ст. 122 УК РФ), а также неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ).

К преступлениям медицинских работников против жизни и здоровья, совершаемым с прямым умыслом, можно отнести убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. “м” ч. 2 ст.

105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. “ж” ч. 2 ст. 111 УК РФ), причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью (ст. 112, 115 УК РФ), незаконное производство аборта (ст.

123 УК РФ), к совершаемым с косвенным умыслом – заражение другого лица ВИЧ-инфекцией (ч. 4 ст. 122 УК РФ).

Источник: http://www.fsmj.ru/015318.html

Изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение её вич-инфекцией или иные тяжкие последствия

Ст 111 УК РФ отсутствует причинная связь со смертью, но вменяют ч. 4?

В п. «б» ч. 3 ст. 131УК РФ, предусматривающем изнасилование,повлекшее по неосторожности причинениетяжкого вреда здоровью потерпевшей,заражение её ВИЧ-инфекцией или иныетяжкие последствия, сосредоточены трисамостоятельных особо квалифицирующихпризнаков изнасилования.

Характеристикапервого из них – неосторожного причинениятяжкого вреда здоровью – даётся в ч. 1и 2 ст. 118 УК РФ.

Применительно кст. 131 УК РФ необходимо, так же как и прилишении жизни по неосторожности (п. «а»ч. 3 ст. 131 УК РФ), доказывать наличиепричинной связи между изнасилованием(половым актом либо применением насилия)и тяжким вредом, наступившим в результатесовершения названного преступления.

При установлении такой связи действиялица квалифицируются только по п. «б»ч. 3 ст. 131 УК РФ. При отсутствии причиннойсвязи либо при причинении вреда послеизнасилования, действия виновногоквалифицируются раздельно: по ст. 131 УКРФ (без рассматриваемого особоквалифицирующего признака) и ст.

118 УКРФ.

Перечень последствий,отнесённых к тяжкому вреду здоровью,даётся в ст. 111 УК РФ. В принципе наступлениелюбого из названных в ней последствийможет послужить предпосылкой вмененияп. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ, при условии, чтовиновное отношение к ним выражается вформе неосторожности.

Некоторые изпоследствий (утрата, например, зрения,речи, слуха, какого-либо органа,неизгладимого обезображения лица,утрата общей трудоспособности болеечем на одну треть, заболевание наркоманиейили токсикоманией) могут быть вызваныфизическим насилием, применённым дляпреодоления сопротивления потерпевшей.

Утрата же органом его функций (неспособностьк деторождению), прерывание беременности,психическое расстройство – самим фактомсовершения насильственного половогоакта. Предлагаемое уточнение не влияетна квалификацию деяния по п. «б» ч. 3 ст.

131 УК РФ, но может способствовать уточнениюхарактеристики объективной стороныконкретного преступления при неосторожнойформе вины.

ЗаражениеВИЧ-инфекцией при изнасиловании полностьюохватывается п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ.Дополнительная квалификация по ст. 122УК РФ требуется лишь в случае реальнойсовокупности преступлений.

К иным тяжкимпоследствиям изнасилования относятсятакие, которые не вошли в перечень,названный в ч. 3 ст. 131 УК РФ. Возможностьотнесения их к особо квалифицирующимпризнакам определяет суд, исходя изуказания в законе о тяжести последствийи наличия их в конкретном уголовномделе.

Однако исходныммоментом во всех случаях решения этоговопроса должно быть обязательное условие– тяжкие последствия наступают отизнасилования или покушения на него,т.е. от выполнения (в процессе выполнения)действий, входящих в объективную сторонусостава преступления, предусмотренногост. 131 УК РФ, причинно связанные с ним исовершённые виновно (умышленно илинеосторожно).

И ещё одно: тяжкиепоследствия могут быть вызваны действиями,как обвиняемого, так и самой потерпевшей.Её действия по причинению себе вреда,сопряжённого (вызванного) изнасилованием,могут быть совершены до начала половогоакта с целью избежать его, после половогоакта, как реакция на совершившееся.

Так,к тяжким последствиям изнасилованиясудебная практика относит, например,самоубийство потерпевшей или покушениена него. Однако это последствие можетбыть вменено насильнику лишь придоказанности косвенного умысла илинеосторожности с его стороны на доведениепутём изнасилования потерпевшей досамоубийства.

Если виновный не предвиделтакого варианта поведения потерпевшей,не должен был и не мог его предвидеть,вменение ему п. «б» ч. 3 ст.

131 УК РФ поэтому признаку исключается (например,изнасилована была женщина, неоднократновступавшая в сексуальные отношения, втом числе и с насилием, с различнымимужчинами и не предпринимавшая при этомпопыток покончить жизнь самоубийством).

Нельзя вменять ввину насильнику и самоубийствопотерпевшей, которое лишь было сопряженос изнасилованием, но непосредственнойпричиной его послужило жестокое отношениек ней со стороны мужа или других близкихродственников, упрекавших её, допустим,в безнравственном поведении, якобыпослужившем поводом для изнасилования.

Самоубийствородственников потерпевшей, узнавшихоб изнасиловании, не может быть отнесенок иным тяжким последствиям, так как этиотдалённые последствия лежат за пределамиобъективной стороны изнасилования ине могут охватываться сознанием ипредвидением возможности их наступлениясо стороны виновного. Вместе с темсамоубийство (покушение на него)родственников или других лиц, совершённоев процессе изнасилования с целью егопрекращения, следует рассматривать кактяжкое последствие, входящее в п. «б»ч. 3 ст. 131 УК РФ, при условии, что виновныйпредвидел возможность его совершения.

К иным тяжкимпоследствиям необходимо относить всевиды причинения тяжкого вреда здоровьюпотерпевшей, перечисленные в ч. 1 ст. 111УК РФ, неопасные для жизни, но отнесённыек тяжким по исходу (по фактическинаступившим последствиям). Таковымимогут быть утрата органа, утрата органомего функций, расстройство или обострениеболезни психики и т.д.

Все тяжкиепоследствия, наступившие от изнасилованияили покушения на изнасилование, полностьюохватываются п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ и нетребуют дополнительной квалификациипо ст. 111 УК РФ.

Вместе с темумышленное причинение тяжкого вредаздоровью потерпевшей после изнасилованияпо мотивам, например, мести за оказанноесопротивление, или запугивание с цельюсокрытия факта изнасилования, влечётквалификацию по совокупности ст. 131 УКРФ (часть и пункт статьи вменяются взависимости от признаков конкретногопреступления) со ст. 111 УК РФ.

В тех случаях,когда такое умышленное причинениетяжкого вреда повлекло за собой смертьпотерпевшей, действия виновного следуетквалифицировать, кроме ст. 131 УК РФ, поч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинениетяжкого вреда, повлекшее по неосторожностисмерть потерпевшей).

Сложным дляразрешения в судебной практике являетсявопрос о правилах квалификации ивозможности отнесения к тяжкимпоследствиям изнасилования, названнымв п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ, убийства.

ВерховныйСуд РФ, высказывая свою точку зрения поэтому вопросу, применительно к квалификациибандитизма, разбоя, изнасилования,разъяснял, что убийство, сопряжённое сдругими преступлениями, требуетквалификации содеянного по совокупностистатей Уголовного кодекса, посколькупри этом совершается два самостоятельныхпреступления.8

Эта позиция высшегосудебного органа страны воспринятасудебной практикой однозначно. Сложностьсостоит в правильной квалификациидругого преступления, совершённогонаряду с убийством.

Ответ на этот вопрос,прежде всего, следует искать в конструкциидиспозиции той или иной статьи Уголовногокодекса, в данном случае – в п. «б» ч. 3ст.

131 УК РФ, где предусмотрены, как ужебыло сказано ранее, тяжкие последствия,наступившие от изнасилования илипокушения на него.

Убийство не являетсяпоследствием названных действий, поэтомулишение жизни потерпевшей, совершённоедо, в процессе изнасилования либо послеего завершения, является самостоятельнымпреступлением, не входящим в понятиеиных тяжких последствий (п. «б» ч. 3 ст.131 УК РФ) и подлежит самостоятельнойквалификации. Статья 131 УК РФ при этомвменяется с любым пунктом, частью (всоответствии с конкретными обстоятельствамиизнасилования), кроме п. «б» ч. 3 ст. 131 УКРФ.

Исключением изэтого правила может быть покушение наубийство в процессе изнасилования. Еслипокушение на убийство повлекло за собойпоследствия, подпадающие под понятие«иные тяжкие последствия», то содеянноенеобходимо квалифицировать по п. «б»ч. 3 ст. 131 УК РФ, ст. 30 УК РФ и п.

«к» ч. 2 ст.105 УК РФ (покушение на убийство, сопряжённоес изнасилованием). Если же никаких тяжкихпоследствий не наступило, действиявиновного должны квалифицироваться пост. 30 УК РФ, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ исоответствующей части ст. 131 УК РФ безучёта тяжких последствий.

Мотивами убийства,сопряжённого с изнасилованием, могутбыть месть за оказанное потерпевшейсопротивление или дачу показанийследователю, желание скрыть совершённоепреступление.

Момент совершенияубийства учитывается при установлениицели лишения жизни потерпевшей инаправленности его умысла, что, в своюочередь, может влиять на квалификациюдеяния. Так, убийство женщины с цельюсовершения полового акта с трупом,следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УКРФ.

Основания для вменения убийства,сопряжённого с изнасилованием, нет, таккак отсутствует объект – половаянеприкосновенность или половая свободапотерпевшей. Нет и самого фактаизнасилования, в связи с чем ст. 131 УК РФне вменяется. Убийство других лиц,пытавшихся воспрепятствоватьизнасилованию, следует квалифицироватьпо п. «к» ч. 3 ст.

105 УК РФ как убийство,сопряжённое с изнасилованием.

Безусловно, мотивомдеятельности потерпевшего в этом случаеможет быть выполнение общественногодолга по оказанию помощи жертве насилия,осуществление необходимой обороны, носовершаются его действия в специфическойобстановке – при изнасиловании женщины,и защита осуществляется не вообще отнападения, а от изнасилования.Следовательно, и убийство сопряжено невообще с исполнением общественногодолга, а именно с изнасилованием, что иследует отразить в квалификации, вменяяп. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Источник: https://studfile.net/preview/7259073/page:7/

Сфера закона
Добавить комментарий