Влекут ли ошибки перечисленные ниже отмену приговора

– все члены группы, были детально проинструктированы Азизовой И. о линии поведения, которой надлежало придерживаться в случае, если проведенная сделка по купле либо продаже иностранной валюты станет предметом разбирательства правоохранительных органов – в такой ситуации, Азизовой И. было определено, что тот член группы, в отношении которого будет установлено проведение незаконной валютной операции, должен сразу и безоговорочно признавать факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.15.25 КоАП РФ, и признавать сумму, на которую была проведена данная операция – что бы сотрудники правоохранительных органов ограничились лишь изъятием данной суммы, и не проводили более детальную проверку, результатом которой могло бы стать изъятие более крупных сумм оборотных и незаконно полученных в качестве дохода денежных средств, а так же установление всех обстоятельств и пресечение всей незаконной банковской деятельности группы в целом (приговор вступил в законную силу 07.08.2018 г.)

Влекут ли ошибки перечисленные ниже отмену приговора
sh: 1: –format=html: not found

ДОКУМЕНТЫ СУДА

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА

Верховного Суда Республики Крым

по результатам изучения судебной практики

по уголовным делам о преступлениях

в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

в 2018 году, в январе-мае 2019 года

Во исполнение поручения Верховного Суда Российской Федерации № 7-ВС-3550/19 от 29 мая 2019 года проведен анализ судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предусмотренных статьями 159-1593, 1595, 1596, 160, 165, 1701, 171, 1711, 1713-1723, 1731-1741, 176-178, 180, 181, 183, 185-1854, 190-1994, 2001-2003, 201, 210 УК РФ, рассмотренным в 2018 году и январе-мае 2019 года, в ходе которого изучены уголовные дела соответствующей категории, соответствующие судебные решения, в том числе решения вышестоящих инстанций, справки районных судов республики, в том числе по результатам изучения соответствующей практики рассмотрения дел анализируемой категории мировыми судьями республики.

В период с января 2018 года по 31 мая 2019 года судами республики (в том числе мировыми судьями) всего рассмотрено 30 уголовных дел анализируемой категории в отношении 34 лиц, из которых:

– осуждено 22 лица:

– прекращено дел в отношении 11 лиц, в отношении 4 из которых по реабилитирующим основаниям судами апелляционной и кассационной инстанций, в отношении остальных по основаниям, предусмотренным ст. 75 (1 лицо), 762 (5 лиц), 78 (1 лицо) УК РФ.

В отношении 1 лица уголовное дело возвращено прокурору судом апелляционной инстанции после отмены приговора.

Из анализируемой категории дел на рассмотрении судов находились дела о преступлениях, предусмотренных: ч.1 ст. 159; ч. 3 ст. 159; ч. 4 ст. 159; ч.1 ст. 160; ч.3 ст. 160; ч. 4 ст. 160; ч. 1 ст. 171; п.

«а,б» ч. 2 ст. 172; п. «б» ч. 2 ст. 171; ч. 6 ст. 1711; п. «б» ч. 2 ст. 1713; ст. 1714; п. «а» ч. 4 ст. 1741; ст. 1744; ст. 177; ч. 1 ст. 180; ч. 1 ст. 1992 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По одному уголовному дело 2 лица совершили преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 1711 УК РФ, в группе по предварительному сговору, по другому делу 2 лица совершили преступление, предусмотренное п.п. «а», «б» ч.2 ст. 172 УК РФ, организованной группой.

Судебная практика

Результаты изучения судебной практики рассмотрения дел соответствующей категории показали, что в заданном периоде проблемы у судов возникли лишь при квалификации деяний, предусмотренных ст. 1741 УК РФ. В целом же проблем правоприменения, касающихся уголовно-правовой квалификации, у судей республики не возникало.

При рассмотрении дел указанной категории, кроме Конституции Российской Федерации, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, законодательства в области гражданского, банковского, налогового и иных отраслей права, судьи республики также используют разъяснения, изложенные в постановлениях Пленума Верховного Суда республики Крым от 15 ноября 2016 года № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

При этом вопросов, связанных с применением разъяснений (касающихся уголовно-правовой квалификации), содержащихся в вышеперечисленных постановления Пленума, у судей не возникло.

Как уже отмечалось, вопросы возникли лишь при применении разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2015 г.

№ 32 “О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем”, во взаимосвязи с положениями ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г.

№ 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», в той части указанных нормативных документов, которые разъясняли – что необходимо понимать под легализацией денежных средств и иного имущества, полученных в результате преступления.

При этом по данному вопросу на сегодняшний день судьи республики трудностей не испытывают, поскольку тщательно изучена и проанализирована соответствующая судебная практика, проведены занятия с судьями (случаи описаны в пункте 1 справки).

По вопросам программы

1.

В ходе изучения судебной практики рассмотрения судами республики уголовных о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, установлен случай изменения (государственным обвинителем в судебном заседании) первоначального обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в сфере предпринимательской деятельности, в связи с неправильной квалификацией органами предварительного расследования по признаку субъекта преступления.

Так, уголовное дело по обвинению Аксенова поступило в Бахчисарайский районный суд РК с квалификацией его деяний по двум эпизодам части 3 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Источник: http://vs.krm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=20

Основания к отмене или изменению приговоров

Влекут ли ошибки перечисленные ниже отмену приговора

Современный период развития уголовного судопроизводства характеризуется введением институтов, которые в большей степени соответствуют назначению уголовного судопроизводства.  Так, в 2010 году был принят Федеральный закон № 433-ФЗ, который коренным образом изменил систему стадий апелляционного, кассационного и надзорного производства.

  Действовать данный закон начал только с 1 июля 2013 года и в настоящее время можно подвести некоторые итоги правоприменения, в том числе «нового» кассационного производства по пересмотру вступивших в законную силу приговоров.

  Традиционно кассационная инстанция, рассматривая вступившие в законную силу приговоры, касалась только вопросов права, оставляя  существо решения и вопросы факта на откуп апелляционной инстанции.

  Советская же кассация  (прообраз сегодняшней апелляции) и советский надзор (прообраз кассационного производства в современном законодательстве)  рассматривали как вопросы права, так и вопросы факта, и предметом рассмотрения этих двух инстанции были как законность, так и обоснованность судебного решения.

Следует отметить, что данный вопрос был предметом дискуссии на протяжении достаточно длительного времени, собственно говоря, всего советского и постсоветского периода развития уголовного судопроизводства.

Законодатель, вводя кассационное производство в новом виде, предусмотрел в качестве предмета рассмотрения суда кассационной инстанции только законность приговора или определения и постановления  суда, вступивших в законную силу.

  Но при этом не воспринял позиции Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда РФ о том, что основания к отмене или изменению в суде апелляционной и кассационной инстанции в силу различия  в их природе не должны совпадать (Постановление Европейского суда по правам человека от 24 мая 2007 г.

Дело «Радчиков (Radchikov) против Российской Федерации»; Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июля 2002 г. N 13-П). Тем самым основания отмены, изменения в кассационной и апелляционной инстанции не разграничены, а данные производства различаются лишь по предмету судебного рассмотрения.
         В рамках мониторинга правоприменения была рассмотрена тема «Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основания отмены или изменения судебного решения при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке». Было проанализировано в общей сложности 67 дел судов общей юрисдикции Российской Федерации за период 2017 г.: 55 дел Ставропольского Края, 5 дел г. Санкт-Петербурга, 7 дел Свердловской области. Были проанализированы существенные нарушения уголовно-процессуального закона в кассационном производстве.

При проведении данного исследования были поставлены цели:

Выявление наиболее частых/редких существенных нарушений уголовно-процессуального закона в рассматриваемых субъектах;

Выявление корреляции между наиболее частыми существенными нарушениями процессуального закона и причиной их популяризации в уголовном процессе;

В рамках анализа необходимо решить следующие задачи:

Комплексное изучение Главы 47.1 УПК РФ, а именно ст. 401.15 УПК РФ;

Сбор материала судебной практики по предоставленной теме по Российской Федерации (по соответствующим субъектам РФ) за период 2017 г.; 

Изучение собранных решений судов, в частности, характера существенных нарушений уголовно-процессуального закона, субъекта подачи кассационной жалобы, механизма подачи жалобы (оснований, содержания, характера заявляемых требований), аргументацию судов касаемо определенных существенных нарушений;

Ст.401.15 УПК РФ: материальные и процессуальные основания отмены или изменения решений

Основания к отмене или изменению приговоров и иных решений в суде кассационной инстанции можно разделить на материальные, когда неверно применен уголовный закон и процессуальные, когда нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на существо решения.

Исходя из презумпции истинности вступившего в законную силу приговора и иного судебного решения, основания к отмене или изменению  в суде кассационной инстанции должны носить достаточно весомый характер для того, чтобы эту презумпцию преодолеть. В ходе анализа были изучены судебные решения следующих субъектов Российской Федерации: г.

Санкт-Петербург, Свердловская Область, Ставропольский Край. При изучении материалов возникла проблема с поиском дел по запрашиваемой теме, а именно: в г. Санкт-Петербурге в открытом доступе (через интернет ресурс «SudAct.

ru») были найдены 11 дел за 2017 год, из которых 6 касались нарушений уголовного закона и лишь 5 дел были рассмотрены относительно нарушений уголовно-процессуального закона; в Свердловской области происходит аналогичная ситуация: за 2017 год в открытом доступе имеются 38 дел, 7 из которых отменены ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Большинство дел в рамках ст.401.15 УПК РФ рассматриваются со ссылкой на нарушение уголовного, а не уголовно-процессуального закона. Подвергаются рассмотрению вопросы квалификации: неправильное применение Общей части уголовного закона, выразившееся в нарушениях Общих начал (принципов) назначенного наказания, являясь существенным нарушением закона, влияющим на исход дела; неправильное применение уголовного закона при назначении наказания (осужденные ссылаются на чрезмерно суровое наказание, требуют смягчения наказания); неправильная юридическая оценка содеянного, оценка с обвинительным уклоном.

Исходя из статистических данных, приведенных выше, можно сделать вывод, что суды в данных субъектах допускают ошибки посредством неправильного применения материального закона, а не процессуального.

Часто суд в Постановлениях Президиума так и прописывает в мотивировочной части решения при ссылке на ст.401.

15 УПК РФ: «Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не допущено», при этом основывая решение на допущенных нарушениях уголовного закона (Например, Постановление Президиума Санкт-Петербургского Городского Суда от 6 сентября 2017 года по делу № 44У-89/2017).

Кроме того, нельзя не отметить, что в г. Санкт-Петербург, в Свердловской области имеется меньшее количество дел, связанных со ст.401.15 УПК РФ, что позитивно характеризует работу судебных органов в данных регионах. К противоположному выводу приводит ситуация в Ставропольском Крае, где суды допускают ошибки чаще, исправляя их, доходя до экстраординарной стадии уголовного процесса – кассации.

Субъекты подачи кассационной жалобы

В соответствии со ст.401.

2 УПК РФ «вступившее в законную силу судебное решение может быть обжаловано в порядке в суд кассационной инстанции осужденным, оправданным, их защитниками и законными представителями, потерпевшим, частным обвинителем, их законными представителями и представителями, а также иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы. Гражданский истец, гражданский ответчик или их законные представители и представители вправе обжаловать судебное решение в части, касающейся гражданского иска». Всего из 67 дел имеется 30 дел, в которых кассационную жалобу подали осуждённые, что равняется 45% ото всех рассмотренных Постановлений (кассационная жалоба осужденного: 24 дела в Ставропольском Крае (например, Постановление Президиума Ставропольского Краевого Суда от 3 июля 2017 года по делу № 44у-432/17; Постановление Президиума Ставропольского Краевого Суда от 27 февраля 2017 года по делу № 44у-111/17; Постановление Президиума Ставропольского Краевого Суда от 2 октября 2017 года по делу № 44у-624/17), 1 дело в г. Санкт-Петербурге (Постановление Президиума Санкт-Петербургского Городского Суда от 18 января 2017 года по делу № 44у-11/17), 5 дел в Свердловской области (например, Постановление Президиума Свердловского Областного Суда от  16 августа 2017 года по делу № 44у-135/2017).

Кассационная жалоба – это мера, предпринимаемая в восстановительном процессе прав граждан, в уголовном процессе наиболее остро встает вопрос именно в отношениях между обвинителем и осужденным.

Последний, стремясь восстановить нарушенные права и интересы, подаёт кассационную жалобу, что является логичным явлением.

Поэтому по субъектному составу осужденный чаще остальных является инициатором кассации.

Также следует отметить, что о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения с представлением вправе обратиться сторона обвинения непосредственно: Генеральный прокурор Российской Федерации и его заместители – в любой суд кассационной инстанции; прокурор субъекта Российской Федерации.

При анализе дел выявлены 15 представлений прокуроров, что соответствует 23% от общего количества рассмотренных дел (13 представлений в Ставропольском Крае: Например, в Постановлении Президиума Ставропольского Краевого Суда от 18 сентября 2017 года по делу № 44у-545/17; Постановлении Президиума Ставропольского Краевого Суда от 30 января 2017 года по делу № 44у-70/17; 2 представления в г. Санкт-Петербург: Например, Постановление Президиума Санкт-Петербургского Городского Суда от  6 сентября 2017 года по делу № 44у- 87/17). Что также является разумным, так как государственные обвинители преследуют цель надзора, устранения в том числе и процессуальных ошибок, искоренения нарушений закона.

Остальные кассационные жалобы были поданы: адвокатами (9 дел), заявителями (7 дел), потерпевшими (6 дел).

В результате по субъектному составу лидируют кассационные жалобы по уголовно-процессуальным нарушениям осужденного, так как именно это лицо подвергается карательным мерам, а вследствие у лица возникает реальный интерес в восстановлении нарушенных прав.

Анализ существенных нарушений уголовно-процессуального закона

Теоретические выводы в результате проведения мониторинга

В 2013 году была закреплена норма 401.15 в новоразработанной главе 47.1 УПК РФ. Ч.1 ст.401.

15  УПК РФ указывает: «Основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела».

Возникают некоторые вопросы: достаточно ли одной статьи, кратко перечисляющей основания, в том числе существенные нарушения? Какие нарушения являются существенными, т.е. такими, которые могут поставить под сомнение вступивший в силу приговор или иное судебное решение.

Статья 389.17 УПК РФ перечисляет некоторые существенные нарушения, которые таковыми признаются для суда апелляционной инстанции. Ч.

1 данной статьи непосредственно затрагивает апелляционное производство, констатируя факт того, что основаниями отмены или изменения являются существенные нарушения. Ч.

2 статьи указывает на безусловные основания отмены приговора «в любом случае», из чего делается вывод, что эта часть статьи аналогично используется и для кассационного производства.

Нарушения, которые служат основанием к отмене или изменению приговора должны быть не просто существенными. В отличие от нарушений, указанных в ч.1 ст. 389.

17  УПК РФ основаниями к отмене или изменению приговора в суде кассационной инстанции должны служить такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые уже повлияли, а не могли повлиять на законность и обоснованность  судебного решения.

Как же разграничивать существенные и несущественные нарушения? Существенные нарушения – это значительные нарушения, которые «лишили или ограничили гарантированные УПК РФ права участников, процедуру сторонам процесса».

Но разве могут быть нарушения незначительными? Скорее всего, законодатель исходил из необходимости конкретизации важности основания для кассационной инстанции. Было бы нелогично считать любое нарушение основанием для отмены или изменения приговора.

Нарушение УПК РФ, которое не повлекло за собой незаконность и необоснованность приговора не может считаться существенным.

Источник: http://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/zawita-chesti-dostoinstva-i-delovoj-reputacii/item/419-osnovaniya-k-otmene-ili-izmeneniyu-prigovorov

Сфера закона
Добавить комментарий